Был ли заговор генералов перед войной


Исторические модели: заговор маршалов перед 22 июня 1941 года

22 июня 1941 года остаётся одной из самых страшных задокументированных трагедий в истории России. Однако, несмотря на то, что это время казалось бы близко к нам, всё ещё много остаётся «белых пятен». Одним из таких пятен по крайней мере в официальной научной среде является начало Великой Отечественной войны. Официальная точка зрения на этот период, изложенная в учебниках истории для школ, проста до безобразия. Доподлинно и досконально мы всей истории никогда не узнаем, поскольку многое происходило между людьми в их личных разговорах, в событиях, нигде не зафиксированных, в умах, никем не познанных, однако, используя исторические модели большей детальности, мы можем получить более чёткое представление о процессах, имевших место в то время.

Исторические модели

Подобно тому как в естественных науках по отношению к тому или иному процессу можно построить описывающие его модели различной детальности и точности, так и по отношению к истории можно применить такой методологический подход, делающий её такой же точной наукой, как математика или география.

Начнём с рассмотрения описания начала Великой Отечественной войны, изложенной в учебнике истории за «История России, XX — начало XXI века : Учеб. для 9 кл. общеобразоват. учреждений под редакцией Данилова А. А. (http://www.alleng.ru/d/hist/hist160.htm):

Канун войны. Весной 1941 г. приближение войны ощущалось всеми. Советская разведка почти ежедневно докладывала Сталину о планах Гитлера. Советский разведчик Рихард Зорге сообщал не только о перебросках немецких войск, но и о сроках нападения Германии. Однако были сообщения и другого рода. Сталин был уверен в том, что Гитлер не начнет войны с СССР до тех пор, пока сопротивляется Англия. Он считал, что война с Германией может начаться не раньше лета 1942 г.

Оставшееся до войны время Сталин стремился использовать с максимальной выгодой для подготовки к войне. 5 мая 1941 г. он принял на себя полномочия Председателя СНК СССР, не исключая и возможности нанесения превентивного удара по Германии.

[…]

В то же время нельзя было дать немцам повода для обвинения в нарушении Пакта о ненападении. Поэтому, несмотря на очевидную подготовку Германии к нападению на СССР, Сталин лишь в ночь на 22 июня 1941 г. отдал приказ о приведении войск приграничных округов в боевую готовность. В войска эта директива поступила уже тогда, когда немецкая авиация бомбила советские города.

Руководство страны не сразу поняло, что именно произошло. По-прежнему опасаясь провокаций немцев, Сталин даже в (условиях начавшейся войны не хотел верить в случившееся. В новой директиве войскам он предписывал «разгромить врага», но «не переходить государственной границы» с Германией.

[…]

Основу тактики РККА до войны составляла концепция ведения боевых действий «малой кровью, на чужой территории». Однако нападение гитлеровских армий заставило пересмотреть эти планы.

О роли советского генералитета в событиях лета 1941 года сказано чудовищно мало и в целом историческая модель очень примитивна. Если вспомнить метрологию исторических процессов, изложенную нами в статье «День метрологии или как померить историю» (http://inance.ru/2014/10/standarts/), то можно выделить несколько порядков исторических моделей в зависимости от детальности масштаба рассмотрения исторических процессов.

  • 1 порядок: толпа — вождь, правитель, руководитель;
  • 2 порядок: толпа — вождь — исторические личности, окружающие вождя;
  • 3 порядок: толпа — вождь — исторические личности — социальные группы, объединённые идеями;
  • 4 порядок: толпа — вождь — исторические личности — социальные группы — ордена (церковные, масонские, иные) и политические партии;
  • 5 порядок: толпа — вождь — исторические личности — социальные группы — ордена и партии — заговоры разного уровня: от глобальных заговоров многих поколений римских пап, российских императоров, коммунизма, фашизма, анархизма, гомосексуализма и т.п. до самых глубинных заговоров в заговоре;
  • 6 порядок: толпа — вождь — исторические личности — социальные группы — ордена и партии  — заговоры разного уровня — мозговые «тресты»  заговоров, определяющих цели, пути и средства их осуществления;
  • 7 порядок: толпа — вождь — исторические личности — социальные группы — ордена и партии  — заговоры разного уровня — мозговые «тресты»  заговоров — иерархии Бога и сатаны (для атеистов: системы, действующие в природе и стремящиеся к порядку или к хаосу).

Если начать рассматривать историю, изложенную в учебниках, то детальность исторической модели не превышает 3 порядок, изредка в отдельных случаях, когда без этого никак не обойтись, рассматриваются церковные или иные ордена, но чаще — политические партии, двигавшие теми или иным историческими личностями или социальными группами, как, например, при рассмотрении событий Второй Мировой войны. Но и тут политические партии и идеи ими продвигаемые, в силу простоты используемых моделей, не анализируются по сути, а рассмотрение чаще всего ограничивается описанием основных принципов идеологии той или иной партии, реже — ордена, при этом без особых экскурсов в подробности её появления и без указания истоков этих идей и их взаимосвязей с другими.

Так обстоит дело с фашизмом, который вдруг появился в Италии, и перекочевал в виде нацизма в Германию. В учебниках даже не указывается, что вся Европа была во многом фашизирована, что и стало причиной столь лёгкой её сдачи фюреру.

О фашизме смотрите ролик «С Днём будущей победы наз фашизмом!»:

http://www.youtube.com/watch?v=GJYTsc0NeYU

Или не указывается, что расистские теории развивались по всему миру, особенно рьяно в США, где в начале XX века, задолго до Гитлера успели подвергнуть процедуре стерилизации более 50 000 человек. Пик стерилизации пришёлся на 1929 год, период Великой депрессии (https://goo.gl/pTkdnO), а евгенические законы были приняты во многих странах. Если учитывать эти факты, то мы выйдем на 5 порядок рассмотрения исторических процессов — вплоть до глобального заговора евгеников всех стран. Но вернёмся к событиям начала Великой Отечественной войны.

Кто желал нанести превентивный удар по Германии

В приведённом выше отрывке из учебника истории утверждается, что Сталин не исключал возможности нанесения превентивного удара по Германии. Если использовать 1 порядок исторической модели, то, действительно, идеи превентивного удара, вынашиваемые «историческими личностями» — некоторыми генералами РККА «сливаются» с желаниями «вождя», и тезис войне на чужой территории, якобы лежащий в основе тактики РККА («толпы», в терминах исторического моделирования), выглядит правдоподобно.

Но, уже на 2 порядке рассмотрения — всё более определённо.

В тридцатые был такой лозунг — «С коня на танк!» и многие командиры-кавалеристы становились танкистам только потому, что и кавалерия и танки, это прежде всего маневренный вид оружия, род войск. Последовавшая летом 1941 года трагедия армии и состояла в том, что обученные по фантазиям Тухачевского, его учениками и единомышленниками, командиры по другому и воевать-то не умели. Ведь основные сражения Гражданской войны (и Первой Мировой) так и происходили, в чистом поле, «стенка на стенку», конная лавина на конную.

По «делу Маршалов» (1937 год) было арестовано около 4 000 офицеров, да расстреляно свыше полутора тысяч. И наверняка большинство старших офицеров очень сильно сомневалось в виновности казнённых и посаженных (а кто-то и на себя примерял робу арестанта, ожидая ареста).

Дурная стратегия встречных лобовых сражений от Тухачевского, с возвращением в Генштаб Б.М. Шапошникова была похоронена, но сторонники и поклонники расстрелянного маршала в РККА остались (тут мы выходим на 3 и 4 порядки моделей, включающих социальные группы и политические партии). И хотя в сентябре-октябре 1940 года был утверждён разработанный Шапошниковым «План отражения агрессии», предусматривающий активную (прежде всего!) оборону против наступающих моторизованных клиньев немцев, у подавляющей массы генералов преобладало непреодолимое желание схлестнуться с супостатом «стенка на стенку», лоб в лоб в открытом поле. А так как русский солдат «самый стойкий в бою», то и победа будет за нами! Тем более, после того как разработчик «Плана активной обороны», начальник Генштаба Шапошников был заменён ещё в сентябре 1940 сначала на Мерецкова, а в январе 1941 года на Жукова, то у практически всего генералитета стала преобладать именно «активная, наступательная» доктрина.

Похоже, что в среде генералитета перед войной было как минимум две группировки. Одни были сторонниками Ворошилова, Буденного и Шапошникова, ещё в 1928 году сменившего «Великого полководца» Тухачевского на посту начальника Штаба РККА (Генштаба) и показавшего разницу между выпускником Академии Генерального Штаба ещё Российской Империи и дилетантом-выскочкой, «прославившегося» в походе на Варшаву, да в кровавом подавлении крестьянских бунтов. И была группировка сторонников этого самого «полководца». И этих было гораздо больше. Даже арестованные по «делу Тухачевского» четыре с лишним тысячи и расстрелянные 1600 с лишним человек говорят сами за себя. А сколько осталось в РККА «сочувствующих»? А ведь кроме армейских генералов, в эту группу сторонников то «превентивных ударов», то дурных «лобовых атак на супостата» входили и генералы-замполиты (http://liewar.ru/kto-vyigral-vojnu/142-o-marshale-pobedy-marshale-mekhanizatore-i-mog-li-byt-zagovor-v-rkka-v-1941-godu.html).

Теперь понятно, почему специально для ретивых генералов был дан приказ «громить врага», но «не переходить государственной границы», но у этого приказа есть более глубока «подложка».

С кем мы должны были воевать?

Руководство Советского Союза понимало, что война с Третьим Рейхом неизбежна и даже психологически готовило население к этой войне. Так в 1938 году (!) был снят фильм «Если завтра война», в котором было предсказано многое из случившегося и то, что германские войска нападали летом, и ночью, и без объявления войны.

http://www.youtube.com/watch?v=yXFE4pmkrMU

Было очень важно, чтобы в глазах всего мира агрессором была гитлеровская Германия, а не СССР. А важно это было для того, чтобы руководство Англии и США в лице Черчилля и Рузвельта могло бы объяснить общественности этих стран, почему они выступают на стороне большевиков в войне с Германией и не могли бы примкнуть к гитлеровской коалиции. Поскольку в июне 41-го совершенно не очевидно было, что Англия и США станут союзниками Советского Союза.

Англия формально находилась в состоянии войны с Германией. Однако Гитлер активно искал с ней мира, да и английское правительство вовсе не было настроено поддержать в этой войне СССР по причине давней и стойкой неприязни к нашей стране. У нас мало об этом говорится, но весной 1940 года Англия и Франция собирались вступить в войну с СССР на стороне Финляндии — забавно, но помешали правительства Дании и Норвегии, отказавшиеся пропустить экспедиционный корпус. В порядке той же «помощи» страдающим от агрессии финнам тогда же, буквально за месяц до удара вермахта по Франции, они всерьез обсуждали планы нанесения бомбовых ударов по бакинским нефтепромыслам, что, мягко говоря, странно — где Баку и где Финляндия. (Зато этот удар, лишающий Советский Союз основного источника нефти, был очень выгоден Германии.) А финны, между прочим, практически сразу после окончания советско- финской войны вступили в союз с Гитлером.

Так что это ещё очень большой вопрос, до какой степени европейцы были «против» Германии.

Гитлер, начиная с времен «Майн кампф», всячески декларировал любовь к Англии. И никто не мог гарантировать, что завтра Лондон не примирится с Берлином — а может быть, и не вступит в войну на его стороне.

Кроме того, у нас на восточных границах существовала Япония, связанная с Германией тройственным пактом. Правда, японцы, которые вовсе не горели желанием воевать с СССР, имели лазейку: они обязаны были безоговорочно поддержать союзника, только если тот подвергнется нападению.

Но пикантнее всего получилось с США. Да, Гитлера на пути к власти поддерживал американский капитал — но с американским правительством всё обстояло куда сложнее. Конечно, президенты США являются выразителями интересов капитала — однако не обязательно это одни и те же группировки. Когда Гитлер шёл к власти, президентом был Гувер, а потом его сменил Рузвельт, имевший несколько иные политические взгляды. Но власть президента достаточно ограничена, так что ещё неясно, поддержат Соединенные Штаты Советский Союз или предпочтут не вмешиваться.

Президент США вынужден был лавировать между тремя группировками: поклонниками нацизма, которых имелось в США предостаточно, сторонниками участия в той или иной мере в европейском конфликте против Германии и самой сильной группой «изоляционистов», заявлявших, что война идёт далеко и нечего в неё вмешиваться.

В декабре 1940 года Рузвельт стал проталкивать через конгресс закон о ленд-лизе. Этот закон давал право президенту передавать в заём или аренду правительству любой страны, оборона которой признается жизненно важной для безопасности США, военную технику, оружие, боеприпасы, снаряжение, стратегическое сырье, продовольствие и т.д. Безопасность — дело хорошее, но широким массам малопонятное, когда война идёт за океаном. Поэтому по ходу пиар-кампании нового закона всё время говорили о высоких материях — что ленд-лиз предназначен странам, являющимся жертвами агрессии.

Изначально закон предназначался для помощи Англии, у которой закончились деньги для оплаты военных поставок. Однако к тому времени намерения Гитлера пойти войной на СССР были уже настолько явными, что сам собой возник вопрос: можно ли распространять закон на Советский Союз, если он тоже станет жертвой германской агрессии?

Следует помнить, что союзниками Англия, США и СССР стали только после 22 июня.

До того в глазах американского обывателя Гитлер и Сталин были явлениями одного порядка. Их государства считались в равной мере «империями зла» — тем более что были связаны пактом о ненападении, то есть являлись почти союзниками. Гитлер воевал с дружественной США Англией, поэтому был чуть-чуть более «плохим», но и только.

Обсуждение данного вопроса в конгрессе вылилось в поправку, исключающую Советский Союз из числа государств, которые вправе претендовать на ленд-лиз. Поправка, правда, была отклонена — однако весьма незначительным большинством: против нее проголосовали 66% депутатов палаты представителей и 61% сенаторов. Закон о ленд-лизе был принят 11 марта 1941 года (подробнее: http://www.e-reading.club/chapter.php/1013133/7/Prudnikova_-_Lenin_-_Stalin._Tehnologiya_nevozmozhnogo.html).

Эти факты нам необходимо помнить, рассматривая вопрос о том, являлись ли действия некоторых представителей Генштаба в июне 1941 года прямым предательством и какие цели их действия преследовали?

Предательство летом 1941 было или нет?

Но самым сложным вопросом в исследовании причин поражений РККА в лето 1941 года остаётся вопрос — всё же было или не было организованное предательство в Красной Армии? И если было — не оно ли, это предательство, и было причиной тех поражений? И насколько с этим предательством мог быть связан тот же Г. К. Жуков и С.К. Тимошенко?

В некоторых умах в России господствует убеждённость в том, что-де никакого заговора военных в «1937 году» не было, что вообще в СССР в те годы не было ни военного, ни экономического, ни общеполитического заговора. Сталин всё это выдумал, чтобы «незаконно» уничтожить «гениальных» полководцев, «гениальных» физиков-лириков и прочую творческую интеллигенцию. Также, заодно, Сталин перебил кучу трудового народа в лице прежде всего «самых трудолюбивых» крестьян (наверное хотел, чтоб все побыстрее перемерли в России). В СССР вообще не было никакой «оппозиции» курсу Сталина направленного на развитие страны. Были споры бухариных по мелким и не значительным вопросам в экономике (а сам Бухарин вообще написал «Конституцию 1936 года»!), и было робкое несогласие тухачевских против «засилья» буденовщины и ворошиловщины в Красной Армии. Да и на Западе никто не хотел нападать на СССР-Россию. Призывали Сталина быть «демократичнее», но нападать на СССР даже не помышляли. Но вот сам Тиран только и думал о том, чтоб побольше перебить народу, да напасть на кого-нибудь.  Что на самом деле все поголовно мечтали о процветании России и все Сталина поддерживали.  Но Сталин, в силу своего тиранства (а возможно и сумасшествия) вечно искал «несогласных». Вот так всё просто.

Почему отрицаются все эти военные, политические, экономические саботажи? Да потому, что признав факт наличия в СССР-России антисталинской оппозиции во все годы его правления (в тех или иных масштабах), придётся объяснить не только то, на основе каких законов эта «оппозиция» преследовалась и за что их «сажали», но и чем реально занималась и в чьих интересах, чего хотела «оппозиция» достичь и достигла в своей борьбе с «ненавистным режимом».

Отрицание наличия антисталинской оппозиции вообще, а также какого-то ни было заговора военных перед войной и тем более в начале войны, на руку всем «историкам». И официозу, и ненавистникам Сталина, и некоторым «объективным» историкам нового поколения. Есть непреложная догма — Сталин злодей (или просто — не очень хороший человек), всех «оппозиционеров» расстрелял ещё в «37-м», поэтому никаких противников советской власти в стране не было, а значит во всём и виноват он один лично (в разных вариантах) — а это примитивизация исторической модели до 1 порядка рассмотрения деятельности только в паре «толпа — вождь». Для историков конечно проще описывать такую примитивную модель, чем пытаться разобраться во всех подпроцессах в глобальном историческом процессе. Но как раз все факты тех лет, вся логика политической жизни в СССР говорит о том, что эта самая «оппозиция» сталинскому курсу никуда не исчезла даже с приходом в НКВД Берии в 1938 г.

Эта оппозиция действовавшая все годы правления Сталина, во время войны несколько поутихла. Но не потому, что совесть проснулась, а потому, что в условиях «военного времени» могли к стенке гораздо быстрее поставить. И самое главное — никто из этой братии не был способен на то, чтобы на равных воевать с Гитлером, тем более после того как поняли, что немцы на оккупированных территориях 1941 года несколько отличаются от германцев 1914-го и не собираются иметь дело с «оппозицией», как с будущей «правящей элитой» после уничтожения СССР-России. Но после войны, и тем более в последние годы жизни Сталина, «оппозиция» опять оживилась. А уж после его смерти все его реформы стали сворачиваться просто открыто (об этом цикл статей «Государственный переворот 1953 года» http://inance.ru/2015/02/iuda/). Что провозглашали Сталин и его команда ещё в 1925 году, на XIV съезде ВКП(б)?

Мы должны приложить все силы к тому, чтобы сделать нашу страну страной самостоятельной, независимой, базирующейся на внутреннем рынке», «превратить нашу страну из аграрной в индустриальную, способную производить своими силами необходимое оборудование

для собственной экономики и промышленности, не зависеть в этом от поставок и «помощи» Запада. И что предлагала «оппозиция»? Согласно планам оппозиции, «наша страна должна остаться ещё долго аграрной, должна вывозить сельскохозяйственные продукты и привозить оборудование» закупленное на Западе на эти продукты. К чему должна была привести подобная экономическая деятельность «оппозиции»? Это привело бы к тому, что «наша страна никогда, или почти никогда, не могла бы индустриализироваться, наша страна из экономически самостоятельной единицы, опирающейся на внутренний рынок, должна была бы объективно превратиться в придаток общей капиталистической системы», мировой системы Запада, в сырьевой придаток (http://liewar.ru/kto-vyigral-vojnu/).

Ничего не напоминает в сегодняшние дни?

На вопрос о том, был, или не был заговор генералов летом 1941 года, на то, чтобы организовать «поражение в войне с Германией», можно попробовать поискать ответы в единственно доступном «Деле» генерала армии Павлова, которое более-менее сегодня опубликовано в разных книгах-исследованиях об этом периоде. В книге Ю.И. Мухина «Если бы не генералы», приводятся куски таких показаний командующего ЗапОВО Героя Советского Союза, Генерала армии Д.Г. Павлова. Арестован Павлов был в первых числах июля 1941 года и в первых же показаниях стал заявлять, что он состоит в заговоре военных с целью нанести поражение СССР. На этом месте у «разоблачителей сталинизма» враз заявляется стандартное — его «пытали именно для того, чтобы и выбить признание в традиционном для Сталина заговоре против Советской власти». Тратить время на опровержение подобного просто не хочется — ну, хорошо, «пытали» и боевой генерал «сознался»! А почему осудили и расстреляли по статье о «преступной халатности»? Сталин ведь полубезумный маньяк, не считающийся ни с какой «законностью», шили дела и покруче, сочиняя для подследственных всё что угодно.

Павлов 

А интересно вот что. На основании показаний Павлова, примерно через неделю, арестовывается Герой Советского Союза, герой Финской компании, заместитель наркома обороны (курирующий строительство укрепрайонов, кажется) генерал армии К.А. Мерецков. Арестовывается всего лишь на заявлении Павлова, что Мерецков, в компании, «под шафе», сболтнул, мол:

…в случае нападения их на Советский Союз и победы германской армии хуже нам от этого не будет

Также Павлов заявил, что

… Генеральным штабом план заказов на военное время по танкам, автомобилям и тракторам был завышен раз в 10.

Генерал Мерецков был начальником Генштаба всего 5 месяцев, с августа 1940 года, по январь 1941-го. С февраля 1941 г. начальником Генштаба был Г.К. Жуков. И было бы логичнее арестовывать и допрашивать Жукова, а не Мерецкова, и тем более не за пьяные разговоры. Но «Дело» на генерала Мерецкова, которого отпустили уже через две недели после ареста, и которого в итоге ни в чем не обвиняли — недоступно. И тут уже хочется спросить современных «хранителей тайн» — А в чём проблема? Человек отпущен из «сталинско-бериевских застенков», как невиновный! А его «Дело» до сих пор не подлежит опубликованию и изучению? Интересно, какие вопросы задавали «палачи-следователи» генералу Мерецкову, и какие ответы давал генерал, если до сих пор с них не снят гриф секретности? Похоже, «ответ» в этом странном «Деле» надо искать в том, какую должность исполнял Мерецков до этого, когда он был начальником Генерального штаба.

Решение на начало боевых действий против другого государства, на начало войны, глава страны принимает только при наличии неких разведывательных и аналитических данных. При этом глава государства должен быть уверен, что его решение абсолютно верное и не приведет к поражению, в случае нападения на другую страну, тем более такую, как СССР тогда, занимавшую Второе место в Мире по экономической (а значит и Военной!) Мощи. Гитлер подписывает «План «Барбаросса» как раз в декабре 1940 года. И значит на момент подписания этого «плана», предусматривающего конкретные направления главных ударов, Гитлер знал о СССР что-то такое, что позволило ему пойти на такой шаг. Также известно из учебников школьной Истории, что Гитлер и всё его окружение (а также Англия и США), давали СССР срок на пару недель, максимум пару месяцев, для «сопротивления», что в СССР произойдет «революция» сразу после его нападения, что на национальных окраинах произойдут восстания и «тюрьма народов» распадётся сама собой. Сегодня Гитлера всё ещё модно считать «авантюристом», «параноиком» и страдальцем многих разных нервных (и не только) болезней. Но таковым его считать принято от большого лукавства, что наших и, что, особенно важно, западных историков, не желающих акцентирования внимания читателей на забугорных спонсорах «фюрера». Гитлер подписывает план нападения на СССР, также имея на руках некую информацию, которая позволит по его расчётам, победить в войне с СССР. И это не только «астрологические прогнозы».

Гитлер уже в декабре что-то знает. Утверждает «План «Барбаросса» и начинает торопиться с его выполнением, хотя реально Гитлер и к июню 41 не был до конца готов воевать. Но его также усердно подталкивали и англичане! Мог получить Гитлер некую информацию и через Англию, или всё же «напрямую», из Москвы? Англичане ведь, ну очень усердно толкали Гитлера на СССР. И Сталин это знал. В 1914 г. были истории с передачей Германии мобилизационных планов России царскими генералами? Вроде были. Когда округ-фронт Павлова рухнул и сам Павлов стал болтать на следствии о «предательстве» именно Мерецкова (а не того же Жукова), то Сталин хорошо изучивший историю Первой Мировой, и причины её поражения в которой были замешаны и царский генералитет, мог допустить, что при Мерецкове из Генштаба могла произойти некая утечка, которая «подтолкнула» Гитлера на принятие «решения»? Мог. Остаётся нашим историкам-копателям искать причину того, почему Гитлер подписал «Барбароссу», и почему он был так уверен, что СССР не продержится и пару месяцев. А «Дело» на генерала К. А. Мерецкова, закрытое в июле 41-го, может помочь в этом.

У нас любят восхищаться тем, что суть плана «Барбаросса» лежала на столе у Сталина чуть не через пару дней после его утверждения Гитлером — правда, тиран-деспот «не смог воспользоваться» полученной информацией. А может и «на столе» у Гитлера лежали некие «планы» в СССР? Сегодня ведь уже известно, что в аппарате у А.И. Микояна была агентура перед войной, работающая на Германию. В ведомстве у Вознесенского после войны пропадали особо секретные документы связанные с госпланированием? Так что ничего «необычного» в том, что и в советском Генштабе могли служить не очень «преданные Родине» офицеры, нет. Чем советские командиры отличались от тех же царских в своей сути? Тоже люди, которые не верят в возможность победы над Германией, т.к. знают о готовящемся предательстве, о его масштабах. Мерецков, по показаниям Павлова, об этом в принципе и говорит, мол если немцы нападут, то СССР обязательно проиграет, а «…в случае нападения их на Советский Союз и победы германской армии хуже нам от этого не будет». Может Мерецковы, на случай неизбежного нападения Гитлера на СССР «и победы германской армии», уже как-то подсуетились, чтобы их не забыли новые хозяева? Данное предположение уже выдвигали в своих книгах и Ю.И. Мухин, и А.Б. Мартиросян и многие другие исследователи. Другое дело, что найти документальное подтверждение подобным фактам практически невозможно. Если бы что-то подобное и произошло, то подтверждение такого предательства тщательно скрывалось бы. Как скрывается сегодня до сих пор факт приведения в «повышенную» и «полную боевую готовность» частей западных округов 18 июня 1941 года — за 4 дня до нападения Германии на СССР.

Утраченный приказ от 18 июня 1941 года

Ещё при жизни Сталина и по его приказу в конце 40-х — начале 50-х гг. под руководством начальника Военно-научного Управления Генерального штаба генерал-полковника А. П. Покровского велась тщательная работа по обобщению опыта сосредоточения и развертывания войск западных приграничных округов по плану прикрытия государственной границы 1941 году накануне Великой Отечественной войны. Под этим прикрытием продолжалось тщательное расследование причин невероятной трагедии 22 июня, которое в глубокой тайне было инициировано Сталиным еще в начале войны. С этой целью участникам тех событий, занимавшим в начальный период войны различные командные должности в войсках западных приграничных округов, были заданы пять вопросов:

  1. Был ли доведён до войск в части, их касающейся, план обороны государственной границы; когда и что было сделано командованием и штабами по обеспечению выполнения этого плана?
  2. С какого времени и на основании какого распоряжения войска прикрытия начали выход на государственную границу и какое количество из них было развернуто до начала боевых действий?
  3. Когда было получено распоряжение о приведении войск в боевую готовность в связи с ожидавшимся нападением фашистской Германии с утра 22 июня; какие и когда были отданы указания по выполнению этого распоряжения и что было сделано войсками?
  4. Почему большая часть артиллерии находилась в учебных центрах?
  5. Насколько штабы были подготовлены к управлению войсками и в какой степени это отразилось на ходе ведения операций первых дней войны?

Вы только вдумайтесь в суть поставленных вопросов! Ведь они же однозначно свидетельствуют о том, что Сталин всерьез и не без оснований подозревал предательство части генералитета, в том числе и в вопросе о приведении войск в боевую готовность, что и привело к невиданной трагедии, ценой которой стала гибель 27 миллионов граждан Советского Союза! Ведь Сталин знал об истинном масштабе общих демографических потерь Советского Союза в войне. Он сам после войны все время горько сожалел, что война выбила около 30 млн. человек советских граждан. Жаль только, что сам публично не озвучил эту цифру, чтобы в дальнейшем не было спекуляций. Правда, по политическим соображениям сразу после войны этого, очевидно, не стоило делать. О материальном ущербе уж и не говорим, ибо даже астрономические его цифры ничто в сравнении с человеческими жизнями!

В те годы опрос являлся секретным мероприятием. Прошло время, наступило, казалось бы, время гласности. Честные историки в погонах решили обратиться к материалам этого опроса. И вот знаменитый и авторитетнейший «Военно-исторический журнал», начиная с № 3 1989 году, стал печатать ответы советских генералов на указанные выше вопросы, поочередно посвящая одну статью в номере ответу на один вопрос. Удалось опубликовать ответы генералов только на два первых вопроса, потому как едва только очередь дошла до ответов на вопрос «Когда было получено распоряжение о приведении войск в боевую готовность?», безо всяких объяснений публикация была прекращена. А главному редактору ВИЖ так дали по шапке и по рукам, что не приведи Господь…

Однако и того, что успели опубликовать, оказалось вполне достаточно, чтобы вбить хороший-прехороший осиновый кол в донельзя лживые байки Хрущёва, Жукова и иже с ними лгунов о том, что-де накануне войны Сталин не разрешал привести войска в боевую готовность. Потому что все те, чьи ответы были приведены в первых публикациях, оперировали датами в диапазоне от 13—14 до 24.00 21 июня. Причём некоторые из них прямо указали, что получили приказы о приведении войск в боевую готовность лично от Жукова, в том числе как устно, так и письменно. Только в Западном округе, которым командовал предатель, но «невинная жертва сталинизма» приказ о приведении войск в боевую готовность не был отдан (Подробнее: http://www.great-country.ru/content/lib/martirosyan/Tragediya_1941_goda/mif_0024.php).

Шифротелеграмма с приказом N962/ш командующего ВВС ЗапОВО: РАСШИФРОВАННАЯ ТЕЛЕГРАММА N217 Из Лиды Подана 4:08 21.6.41 Принята 8:00 21.6.41 Поступила в ОШШС 8:05 21.6.41 Расшифрована 8:15 21.6.41г. Адрес: Командирам АД, нач-кам районов авиационного базирования, к-рам отдельных АП. Командующий ВВС приказал все части привести в боевую готовность, подвести необходимое количество боеприпасов принять необходимые меры маскировки аэродромов, матчасти и транспорта. Об исполнении донести 21.6.41г. повторяю 21.6.41г. к 18:00. N962/ш Тараненко Абзац нач-кам ШШС Немедленно ознакомить данной шифровкой нач-ков районов авиационного базирования. (ЦАМО РФ, фонд 14 Гв. БАП, оп.178446, д. 2, л. 310.) http://svoim.info/201410/10-6-1.jpg

Приведём пару ответов военначальников.

Генерал-полковник танковых войск П.П. Полубояров (бывший начальник автобронетанковых войск ПрибОВО):

16 июня (!) в 23 часа командование 12-го механизированного корпуса получило директиву о приведении соединения в боевую готовность. Командиру корпуса генерал-майору Н. М. Шестопалову сообщили об этом в 23 часа 17 июня по его прибытии из 202-й моторизованной дивизии, где он проводил проверку мобилизационной готовности.

18 июня командир корпуса поднял соединения и части по боевой тревоге и приказал вывести их в запланированные районы. В течение 19 и 20 июня это было сделано.

16 июня распоряжением штаба округа приводился в боевую готовность и 3-й механизированный корпус (командир генерал-майор танковых войск А. В. Куркин), который в такие же сроки сосредоточился в указанном районе».

Генерал-майор П.И. Абрамидзе (бывший командир 72-й горно-стрелковой дивизии 26-й армии):

20 июня 1941 года я получил такую шифровку из Генерального штаба: «Все подразделения и части Вашего соединения, расположенные на самой границе, отвести назад на несколько километров, то есть на рубежи подготовленных позиций. Ни на какие провокации со стороны немецких частей не отвечать, пока таковые не нарушат государственную границу. Все части дивизии должны быть приведены в боевую готовность. Исполнение донести к 24 часам 21 июня 1941 года». Точно в указанный срок я по телеграфу доложил о выполнении приказа. При докладе присутствовал командующий 26-й армией генерал-лейтенант Ф. Я. Костенко, которому поручалась проверка исполнения.

Что любопытно. Всякое упоминание, даже намеки на существование директивы от 18 июня 1941 г. исчезли. Без малого полвека назад исчезли. Поэтому установить её номер, а также координаты хранения в архивах сейчас едва ли возможно. А ведь следует вспомнить, что именно Жуков стал министром обороны и получил доступ ко всем архивам. Но «Не в силе Бог — но в Правде»!

Следы этой телеграммы остались, причём не только в письменном виде, но прежде всего там, где их менее всего жаждал бы увидеть маршал Жуков. Они остались в протоколах следствия и судебного разбирательства по делу арестованных вместе с Павловым Д.Г. командиров Западного особого военного округа, санкцию на арест и привлечение к суду которых утвердил лично Жуков. На 70-м листе 4-го тома следственного дела по их обвинению зафиксированы следующие слова начальника связи ЗапОВО генерала Андрея Терентьевича Григорьева:

И после телеграммы начальника Генерального штаба от 18 июня войска округа не были приведены в боевую готовность.

Телеграмма, значит, была — в этом смысле особое значение имеет бывшая должность Григорьева. Он был начальником связи ЗапОВО, то есть телеграмма прошла через его руки! И на суде Григорьев подтвердил это следующими словами: «Всё это верно» (Федюнинский И.И. Поднятые по тревоге. М., 1960, с. 11 — 12. Неизвестная Россия, XX век. Кн. II. М., 1992, с. 106. История Великой Отечественной войны. М., 1965. Т. 6. С. 135.).

Но ладно бы это, но явный саботаж приведения войск в полную боевую готовность был осуществлён  Жуковым и Тимошенко даже в отношении знаменитой «Директивы №1» от 21 июня 1941 года (ЦА МО. Ф. 48А. Оп. 1554. Д. 3. Л. 257 — 259.), написанной после начавшегося в 12:00 21 июня совещания Будённого, Тимошенко, Жукова и Сталина в Москве.

Судя по документам, а также словам Н.Г. Кузнецова, который к полуночи по вызову прибыл к Тимошенко, Жуков и Тимошенко почему-то проваландались с этой директивой до ночи — она ушла в войска только в 00.30 22 июня! Два высших военных руководителя в течение как минимум 7 (семи!) часов почему-то не могли «родить» директиву № 1 объёмом всего-то в полстраницы! А если исходить из содержания дневника С. М. Будённого, то и вовсе выходит, что с 12.00 21 июня до 00.30 22 июня!

В результате единственные войска, которые действительно были приведены в полную боевую готовность, — это подчинявшиеся Берия пограничные и внутренние войска. Там она была объявлена уже в 21.30 21 июня, то есть за 6 часов до начала агрессии! Одновременно полная боевая готовность была объявлена во всех органах НКВД и НКГБ.

После принятия принципиального решения Генштаб с наркоматом обороны только в 00.30 мин. 22 июня отправили Директиву № 1 в округа. Вполне понятно, что её расшифровку в округах осуществляли уже под варварские бомбардировки гитлеровцев… «Боевые порядки» мирно спавших, в том числе и после культмероприятий, за четыре же дня до агрессии по личному указанию Сталина предупрежденных войск первого оперативного эшелона Первого стратегического эшелона в мгновение ока были смяты, раздавлены и уничтожены. Произошло то, что в этих условиях и должно было произойти!..

А после убийства Сталина Жуков на пару с Хрущёвым родил миф о том, что-де Иосиф Виссарионович не разрешал приводить войска в боевую готовность?! Только вот позабыл он одну деталь. В вышедшей из-под его пера «Директиве № 1» — в действительности-то её авторство принадлежит Будённому с одобрения Сталина — было указано:

Одновременно войскам Ленинградского, Прибалтийского, Западного, Киевского и Одесского военных округов быть в полной боевой готовности встретить возможный внезапный удар немцев или их союзников.

На этот нюанс десятилетиями никто не обращал внимания. К сожалению, и автор тоже. На смысл этой малюсенькой, но, как оказалось, имеющей колоссальнейшее значение детали внимание обратил бывший офицер российской армии и вдумчивый читатель из Пензы — Олег Юрьевич Козинкин. Согласно его сугубо профессиональному разъяснению, которое он проверил также и с помощью своего друга — начальника кафедры тактики одного из военных училищ, — «быть в полной боевой готовности» в такой директиве означает, что приказ о приведении войск в полную боевую готовность был отдан ранее! А ведь верно же! В том числе и поэтому в 13.00 по московскому времени 22 июня Сталин «врезал» Тимошенко и Жукову следующими словами:

Вы прикрываетесь внезапностью. Имейте в виду — немцы внезапностью рассчитывают вызвать панику в частях нашей армии.

Произнести же такие обвиняющие слова «Вы прикрываетесь внезапностью!» Сталин мог только в одном случае — в случае, если действительно войскам заблаговременно был дан приказ быть в полной боевой готовности. И он знал, что такой приказ он сам же лично и отдал! Так что «стратеги» получили «на орехи» вполне справедливо…

Вот так маршал Советского Союза Георгий Константинович Жуков и высек себя немилосердно за свою же ложь! А заодно и Хрущева и иже с ним! Жаль только, что не солёными розгами…

Вывод

Заговор маршалов, как минимум,  Жукова и Тимошенко, как минимум в том, чтобы скрыть если не прямой саботаж, то своё разгильдяйство — был. Скорее всего заговор был многослойным, поскольку нахрапистость маршалов с их желанием «контрблицкрига» и «войны на вражеской территории» умело использовалась, как минимум Западом (а если точнее, то Англией и «ястребиными» кругами США) для того, чтобы присоединиться к гитлеровской коалиции в войне с СССР. Запад в свою очередь использовался глобальными силами, желавшими свернуть проект построения социализма в отдельно взятой стране, в который Сталин превратил проект страны-«хвороста для мировой революции» Троцкого (об этом http://inance.ru/2015/06/oni/). Но этим их планам не дано было осуществиться, Гитлер пал, к тому же обозначился курс на сближение США и СССР, чем ярким примером служит голливудский фильм «Миссия в Москву» о судах над троцкистами:

https://vimeo.com/21569690

К сожалению цена за такие достижения была огромной — это не только 30 миллионов жизней советских людей, но и дальнейший развал СССР после того, как в 1953 году был осуществлён государственный переворот. Одну из ключевых ролей в этих событиях этого переворота играл и Жуков, которого могли привлечь на свою сторону, пригрозив обнародованием результатов комиссии Покровского к тому времени уже завершившей свою основную работу по выяснению причин трагедии 22 июня 1941 года.

Заключение

В качестве заключения приведём приведём отрывок из книги Сергея Мальцева «Невидимая битва» (http://www.n-bitva.narod.ru/chitat.htm), в котором отразился 7 порядок рассмотрения исторических процессов:

Иерархия Разума и Света — вершина и основа мира, созданного Разумом и Светом. Иерархия тьмы, на какой бы планете она ни появилась, — тупиковое, временное явление, это самые настоящие отбросы, которые на какое-то время сохраняют свои способности, достигнутые ими когда-то, до момента отрыва от духовной эволюции. Но в Битве с иерархией тьмы Иерархии Света приходится считаться с выбором человека, очень часто встающего на сторону Зла и отдающего Злу свою духовную и физическую силу. Она вынуждена считаться со свободным выбором человека, потому что свободный выбор — это то, без чего человек не будет человеком, а будет лишь дрессированным животным. Лишает человека свободы выбора как раз другая сторона — тёмная иерархия. Методом внушения, обмана или запугивания.

[…]

Мы видим в повседневной жизни, как легко человек поддается овеществлению. Стоит только создать соответствующий научный миф, какие-нибудь «-измы», рационально их обосновать, и тогда мы готовы рассматривать самих себя просто как биологический материал. Способны ли мы тогда уважать себя и других? Нет, мы будем распростерты перед каким-нибудь более могущественным механизмом, перед силой, перед каким-нибудь «божеством», фюрером или «Галактическим советом» и ради него пойдем по головам других. Способны ли мы будем принимать решения и брать на себя ответственность за них? Нет, мы передадим ответственность за себя системе или «божеству» и позволим принимать за нас решения. Способны ли будем бороться за осуществление нашего уникального, единственного смысла, того предназначения, с которым каждый из нас приходит в этот мир? Нет, мы будем осуществлять чужие смыслы, служить чужим интересам.

Получается тогда, что наука может быть в услужении у Зла, у деградации и рабства?

Нет, подлинная наука не может вести к рабству. А значит, нужно внимательно смотреть, что является подлинной наукой, а что является просто чьим-то подсознательным или сознательным стремлением овеществить весь живой, чувствующий и думающий, мир.

Не может быть живое существо просто механизмом, просто набором биологических обусловленностей, замкнутых на самих себя. Не может быть такой мёртвой обусловленностью, механистичностью весь мир, который эволюционирует, а значит, непрерывно перерастает сам себя в качестве, во внутреннем измерении. Не составляет одна только механистичность сущность мира. Не является механистичность и сущностью человека. Потому что в каждое мгновение своей жизни человек принимает свои решения, делает свой сознательный, свой свободный выбор. Выбор между Добром и Злом. И мы видели, заглянув в живую душу истории и заглянув за черту материальной, биологической жизни, что Добро и Зло реальны, что они есть, существуют. Они есть не где-то на далекой звезде или в романтических мечтах, а они присутствуют каждое мгновение рядом с нами и в нас самих. И в любых условиях, даже в самом ядре Зла, у человека всегда есть выбор и возможность быть и оставаться человеком. В Битве со Злом у человека всегда есть выбор, выбор стать победителем.

Предоставим последнее слово в нашем исследовании Виктору Франклу (австрийский психиатр, психолог и невролог, бывший узник нацистского концентрационного лагеря):

Прошедшие годы, пожалуй, отрезвили нас. Вместе с тем они показали нам и то, что с человеческим в человеке нельзя не считаться, они научили нас тому, что всё зависит от человека. В памяти о концлагере сохранился человек. Я хочу упомянуть лишь одного из начальников того лагеря, в который я попал под конец и из которого был освобожден. Он был эсэсовцем. Когда лагерь был освобожден, стало известным то, о чем раньше знал лишь лагерный врач, сам из заключенных: этот человек из лагерного начальства выкладывал из своего кармана немалые деньги, чтобы доставать из аптеки в ближайшем населенном пункте медикаменты для заключенных! Староста же того же лагеря, сам тоже заключенный, был строже, чем все охранники-эсэсовцы, вместе взятые; он бил заключенных когда, где и как только мог, в то время как, например, начальник, про которого я говорил, насколько мне известно, ни разу не поднял руку на кого-нибудь из «своих» заключенных.

В этом проявился человек. Человек сохранился. В огне страданий, в котором он плавился, обнажилась его суть.

Если мы спросим себя о самом главном опыте, который дали нам концентрационные лагеря, эта жизнь в бездне, то из всего пережитого нами можно выделить такую квинтэссенцию: мы узнали человека, как, может быть, не знало его ни одно из предшествующих поколений. Что же такое человек? Это существо, постоянно принимающее решение, что оно такое. Это существо, которое изобрело газовые камеры, но это и существо, которое шло в эти газовые камеры с гордо поднятой головой и с молитвой на устах…

Источник

www.planet-kob.ru

Был ли заговор красных генералов?

Опять начали проскакивать статейки, с обвинениями Сталина в репрессиях среди армейских чинов. Очевидно кого то пугает его растущая популярность, особенно на фоне Дня Победы и марша Бессмертного полка. Ну, что же давайте разберемся, был этот заговор или нет.

-В 1937-1938 годах ликвидировали лишь видимую верхушку, а до второго и третьего эшелона заговорщиков не докопались. По соображениям государственной безопасности Сталин вынужден был жестко пресечь развязанную Ежовым вакханалию репрессий, в том числе и против военных.

Идея государственного переворота в СССР на фоне военного поражения разрабатывалась в высших армейских кругах Советского Союза с 1926 года. В 1935 году на стол Сталина лег доклад ГРУ, в котором был четко расписан этот сценарий. Затем и НКВД представил соответствующие доказательства. Потому-то и последовал 1937 год.

В июне 1941-го был реализован сценарий, задуманный еще за пять дет до этого. «План поражения СССР в войне с Германией», составленный Тухачевским и его подельниками – его арестованный маршал в 1937 году изложил уже на Лубянке на 143 страницах ровным почерком. Однако ранее, в сентябре 1936-го, Иероним Уборевич отвез этот план в Германию. Получив его, немцы поздней осенью того же года провели командно-штабную игру на картах, где Минск захватили на пятый день пока еще «виртуальной» агрессии.

75 лет назад нацистская Германия окончательно нацелилась на агрессию против СССР – была подписана «Директива Барбаросса»

iYh2ALR9Or4hiL5dIDnZ

Но доблестные советские разведчики раскрыли планы врага и доложили руководству страны о надвигающейся беде. Тем не менее, катастрофа 22 июня произошла. О загадках последних предвоенных месяцев мы беседовали с историком, бывшим сотрудником разведки КГБ СССР Арсеном Мартиросяном.

— Арсен Беникович, 18 декабря 1940 г. ОКХ подписало «План Барбаросса». На что рассчитывали немцы, ведь наблюдался подавляющий численный перевес РККА над Вермахтом. Более того, военная промышленность Германии и покоренных нацистами стран Европы не была переведена на военные рельсы.

—Хотя история не математика, но точности требует не меньше – не «План Барбаросса», а «Вариант Барбаросса». Таково точное название подписанной не ОКХ, а самим Гитлером, директивы № 21.

Подавляющего преимущества в живой силе у РККА не было – по состоянию на 21 июня 1941 года в вермахте числилось более 7 млн. человек. И это без Люфтваффе и Кригсмарине, то есть ВВС и ВМФ. В РККА, включая ВМФ, на эту же дату было всего 5,67 млн. человек. Но сравнивать надо не общую численность армий, а силы нападения и обороны. С этой точки зрения нацеленная на агрессию группировка вермахта превосходила оборонительную группировку РККА на западных границах. У них – 4,3 млн. человек, у нас – 3,1 млн человек. Если же учесть еще и союзников Германии, то силы вторжения насчитывали более 5,5 млн. человек.

Что касается боевой техники – да, перевес был на стороне РККА, в том числе и нашей оборонительной группировки на западных границах. И по танкам, и по самолетам, и в артиллерии всех видов и калибров.

Гитлер, действительно, не переводил германскую промышленность и индустрию оккупированных Третьим рейхом европейских государств на военные рельсы. Поступили проще – ограбили оккупированные страны. Например, только из Франции вывезли 5 тысяч паровозов, более 5 млн. тонн сырой нефти, сотни тысяч тонн ГСМ, огромное количество танков, автомашин, различных иных, имеющих военное назначение, материалов. Колоссальную роль сыграли и поставки оружия, техники и боеприпасов из оккупированной Чехословакии. Собственно говоря, Запад потому и сдал ее Гитлеру, чтобы тот сумел быстрее и как можно лучше подготовиться к нападению на СССР. В то время ВПК Чехословакии был одним из крупнейших производителей вооружений, обеспечивая своими поставками более 40% мирового рынка.

По расчетам Гитлера и его генералов, на блицкриг награбленного должно было хватить. Ведь как удалось документально установить советской разведке, уже на пятый день агрессии нацисты запланировали взятие Минска! Приграничную группировку РККА планировалось разгромить в течение недели, а через пару месяцев – «парад победы» Третьего рейха в Москве. Увы, немалая часть этих планов была реализована.

—Но ведь согласно официальной истории, о директиве №21 узнали чуть ли не в день ее подписания…

— Да, узнали, но не сразу. Первая информации о том, что Гитлер принял некий план агрессии, действительно, поступила в самом конце декабря 1940 года. Далее разведка приложила колоссальные усилия для того, чтобы детализировать эти сведения. Были установлены основные направления ударов, численность, боевой состав, стратегия и тактика действий вермахта, многое другое. А в промежутке с 11 июня по 21 июня 1941 года советские разведслужбы смогли 47 раз либо относительно точно, либо абсолютно достоверно назвать дату и даже час начала агрессии. Почему только в этом промежутке? Потому, что дата 22 июня появилась на бумаге только 10 июня в виде директивы начальника Генерального штаба Франца Гальдера.

—Согласно версии «либеральных» историков, Сталин не верил этой информации… Даже матерную «резолюцию» на донесении разведки написал.

—Сталин верил информации разведки, но только проверенной и многократно перепроверенной. А матерная резолюция – не более, чем топорно изготовленная фальшивка. Собственно, это давно уже документально подтверждено.

Вопросы войны и мира не предполагают резких движений и поспешных решений. Слишком многое стоит на кону. Опираясь именно на проверенную информацию разведки, Сталин отдал приказ о приведении войск Первого стратегического эшелона в боевую готовность еще 18 июня 1941 года. А до этого на протяжении более чем месяца военных неоднократно предупреждали о скором начале агрессии Германии. Москва слала соответствующие директивы, было санкционировано выдвижение войск из внутренних округов и многое другое. В общем, делали все, чтобы устроить агрессору «достойную встречу».

Но командование на местах выполняло далеко не все приказы, либо делало это крайне халатно, что для военных означает преступление. А ведь были и факты прямого предательства, например, в виде прямой отмены боевой готовности, в частности, в ВВС – непосредственно за день до нападения. Хотя уже точно знали, что оно будет.

Хуже того. Когда война уже шла несколько часов, немцы бомбили наши города, убивали советских людей, обстреливали позиции РККА, командующий Киевским особым военным округом генерал Михаил Кирпонос запрещал приведение войск в боевую готовность до середины дня 22 июня. А потом сделал все возможное, чтобы разразилась катастрофа Юго-Западного фронта в виде трагедии «Киевского котла».

— Генерал Кирпонос потом героически погиб…

— Больше похоже на то, что его попросту «героически шлепнули». Есть протокол опознания его тела, составленный в ноябре 1943 года, он был опубликован еще в советское время. Согласно официальной «героической» версии, труп генерала, павшего в неравной схватке с фашистами, с которого сняли знаки различия, ордена, медали и забрали все документы, бросили где-то в лесу, закидав ветками и листьями. А через пару лет «ответственные товарищи» почему-то моментально опознали совершенно разложившиеся за два года останки…

-Но вроде бы «заговор военных» ликвидировали еще в 1937 году?..

-В 1937-1938 годах ликвидировали лишь видимую верхушку, а до второго и третьего эшелона заговорщиков не докопались. По соображениям государственной безопасности Сталин вынужден был жестко пресечь развязанную Ежовым вакханалию репрессий, в том числе и против военных.

Идея государственного переворота в СССР на фоне военного поражения разрабатывалась в высших армейских кругах Советского Союза с 1926 года. В 1935 году на стол Сталина лег доклад ГРУ, в котором был четко расписан этот сценарий. Затем и НКВД представил соответствующие доказательства. Потому-то и последовал 1937 год.

В июне 1941-го был реализован сценарий, задуманный еще за пять дет до этого. «План поражения СССР в войне с Германией», составленный Тухачевским и его подельниками – его арестованный маршал в 1937 году изложил уже на Лубянке на 143 страницах ровным почерком. Однако ранее, в сентябре 1936-го, Иероним Уборевич отвез этот план в Германию. Получив его, немцы поздней осенью того же года провели командно-штабную игру на картах, где Минск захватили на пятый день пока еще «виртуальной» агрессии.

—Наши узнали об этой игре?

— Да. 10 февраля 1937 года о ее результатах было доложено Сталину. А в 1939-м в руки советской разведки попал один из участников той игры – русский эмигрант, штабс-капитан царской армии, граф Александр Нелидов. С ним работала выдающаяся советская разведчица Зоя Воскресенская. И он тоже подтвердил, что во время игры гитлеровцы захватили Минск на пятый день. А в мае 1941 года агент советской разведки, член «Красной капеллы» Йон Зиг, являвшийся одним из руководителей берлинского железнодорожного узла, предоставил в распоряжение советской разведки запечатанное письменное предписание верховного командования вермахта — на пятый день с начала боевых действий против СССР возглавить уже Минский железнодорожный узел.

—Сталину об этом доложили?

—Нет. Информация не ушла дальше первого заместителя начальника Генштаба – начальника ГРУ генерала Голикова.

-Почему военачальники сдавали свою страну врагу? Ведь советский генералитет тогда уже пользовался всеми благами жизни.

-Хотели большего – получить в личное пользование отрезанное от расчлененной России-СССР «удельное княжество». Глупцы, они не понимали, что никто им ничего не даст. Предателей никто не любит, их участь всегда предрешена.

— Можно вкратце о «плане Тухачевского» и о том, как он был реализован в июне 1941-го?

— Тухачевский предлагал развертывать основные группировки армий прикрытия с учетом расположения приграничных укрепленных районов, так, чтобы они занимали фланговое положение по отношению к тем направлениям, где наиболее вероятны удары противника. По его концепции, приграничное сражение должно принять затяжной характер и продолжаться несколько недель. Однако малейший внезапный удар, тем более нанесенный сконцентрированными на узком участке фронта прорыва силами, автоматически приводил к кровавой трагедии. Именно это и произошло 22 июня 1941 года.

Хуже того. Как и Тухачевский, высшее командование РККА в лице образовавшейся там «киевской мафии» упорно протаскивало идею о том, что для германского Генштаба наиболее вероятное направление главного удара — Украинское. То есть начисто отрицался исторически сложившийся основной маршрут всех агрессоров с Запада — Белорусский. Тимошенко с Жуковым полностью игнорировали Белоруссию как направление главного удара. Точно так же, как и Тухачевский, который еще в своих письменных показаниях на Лубянке указал, что Белорусское направление вообще фантастика.

Проще говоря, точно зная, где и какими силами нападут немцы, и даже надеясь, что немцы не передумают наносить свой главный удар по Белоруссии и Прибалтике, Тимошенко и Жуков усердно вводили в заблуждение Сталина по этому поводу. Оба уперто доказывали Сталину, что главные силы немцев выступят против Украины и поэтому и РККА надо держать там свои главные силы. Даже после войны упорно твердили об этом.

22 июня трагедия произошла точно по предательскому сценарию. Дивизии, корпуса и армии вынудили занимать такие по протяженности линии обороны, которые в десятки, сотни и тысячи раз превышали их возможности. На дивизию приходилось от 30 до 50-60 км линии обороны, хотя по Уставу полагалось не более 8-10 км. Доходило до микроскопических 0,1 бойца (и более) на 1 метр линии фронта, хотя заранее было известно, что гитлеровцы попрут с плотностью до 4,42 пехотинцы на метр линии прорыва. Проще говоря, одна наша дивизия должна была противостоять как минимум пяти, а то и большему количеству дивизий противника. В результате гитлеровцам в прямом смысле слова «из воздуха» было предоставлено невиданное стратегическое превосходство. И это не говоря уже о том, что в системе нашей обороны вообще организовали откровенные дыры. Наибольшая – 105 км – в Западном округе.

Точно так же была запланирована и противотанковая оборона. Всего 3-5 стволов на 1 км, хотя было прекрасно известно, что даже согласно уставу Панцерваффе в прорыв они пойдут с плотностью 20-25 машин на километр. А на самом деле в момент начала агрессии было 30-50 танков на 1 км в зависимости от участка фронта прорыва, и этими данными Генштаб РККА располагал.

То, что натворили Тимошенко (кстати, выдвиженец Тухачевского) и Жуков (пользовался особой благосклонностью Уборевича), первый впоследствии обозвал «безграмотным сценарием вступления в войну». На самом же деле это был незаконный, ни с кем не согласованный, преступный план якобы отражения агрессии.

-Какой именно план обороны был у нашей страны до того, как в ход пошла разработка Тухачевского? И существовал ли он?

—Конечно существовал, его просто «подменили». Официально одобренный советским правительством 14 октября 1940 года план отражения агрессии Германии предписывал сдержать и отразить первый удар агрессора активной обороной и активными действиями по сковыванию действий противника. Причем центральное внимание уделялось псковско-минскому направлению. Т.е. главные силы немцев ожидались севернее Полесья, в Белоруссии и Прибалтике, и там же должны были быть и наши главные силы.

Под прикрытием активной обороны должно было быть осуществлено отмобилизование и сосредоточение основных сил. А затем, и только при наличии благоприятных условий (!), мог быть осуществлён переход в решительное контрнаступление на врага. Причем в зависимости от варианта развертывания – их было два, южный и северный – переход в это самое контрнаступление был возможен не ранее чем на 15-й или 30-й день с начала мобилизации. Но никак не немедленное встречно-лобовое контрнаступление нашими главными силами на Украине против неосновных сил противника – по союзникам Германии, которое устроили Жуков и Тимошенко, загубив практически всю приграничную группировку РККА. Особенно танковые войска, прежде всего, на Юго-Западном фронте.

В результате их действий, особенно с учетом выдвижения мобскладов к границе, в первые же дни войны РККА потеряла 6 млн. винтовок из 8 млн. имевшихся к ее началу, миллионы снарядов всех калибров, десятки тысяч тонн продовольствия, ГСМ, …

-Поэтому и образовался дефицит вооружения, боеприпасов и всего прочего?

— Именно, но об этом до сих пор предпочитают помалкивать. Помните, у Константина Симонова в «Живых и мертвых» старый рабочий Попков, сожалея, что не все у РККА есть, говорит: «Да, я бы на самый крайний случай и эту квартиру отдал, в одной комнате прожил, я бы на восьмушке хлеба, на баланде, как в Гражданскую, жил, только бы у Красной армии все было…». Рабочий, как, впрочем, и сам Симонов, не знал, что же на самом деле произошло, почему образовался такой невероятный дефицит всего и вся. И сегодня это мало кто знает. Скрывают.

Хуже того. Прямо накануне войны, когда уже началось выдвижение войск к границе, затеяли учения для артиллерии. Зенитную и противотанковую артиллерии отвели далеко в тыл, а тяжелую, наоборот, на близкие к границе полигоны. Обороняющаяся группировка осталась без прикрытия с воздуха и совершенно беззащитной против танков, а тяжелую артиллерию, фактически, пришлось воссоздавать – ее мгновенно захватили немцы. Мало того. Прямо накануне войны артиллерию в самом прямом смысле слова ослепили, то есть сняли все оптические приборы в отдельных гаубичных полках в Прибалтике и Белоруссии, без которых она работать не может, и отправили их «в ремонт». А заодно обездвижили под предлогом замены гужевого транспорта на механический – лошадей забрали, а тягачей не дали.

В частях ВВС, особенно в Западном округе, прямо накануне войны отменили боевую готовность и летчикам разрешили отдыхать. Даже отпуска разрешили! Авиация передового базирования стояла как на параде, точнее, как отличная мишень. Во многих частях ВВС вечером 21 июня приказали снять вооружение и слить топливо. Вы никогда не задумывались, почему счет геройских поступков наши летчики начали именно с таранов? Да потому, что на их самолетах не было оружия, пушки и пулеметы перед началом войны демонтировали. Якобы для проверки. И простые русские мужики шли на таран, чтобы остановить врага…

—Неужели люди это не видели?

—Видели, говорили, писали, опротестовывая решения вышестоящего командования как крайне опасные. А после того, как случилась трагедия, открыто обвинили командование в предательстве. Эта мысль овладела ВСЕЙ армией. С колоссальным трудом удалось заглушить эту эпидемию недоверия, ведь надо было воевать. Кое-кого Сталину пришлось для этого оперативно поставить к стенке. Например, до сих пор стоит «плач Ярославны» демократов и антисталинистов по поводу того, что-де невинных генералов ВВС расстреляли в массовом порядке. А что, они не должны были ответить за свое предательство, выразившееся в отмене боевой готовности прямо накануне войны, когда официально с санкции Сталина уже была объявлена боевая готовность высшим командованием? Ведь наземные войска-то остались без авиационного прикрытия, и сколько их погибло только из-за этого – не никто не считал …

-Генштаб возглавлял Георгий Жуков. Что, и он тоже?… Ведь будущий «маршал Победы» в том же декабре 1940 года в ходе оперативно-стратегических игр на картах, играя за немцев, разбил обороняющегося командующего войсками Западного особого военного округа Дмитрия Павлова.

—Не было такого, это очередная ложь, которую вбросили в массы, в том числе и посредством кинематографа, в известнейшем фильме Юрия Озерова. А в действительности оборонявшийся Павлов, действуя в рамках «официальной» оборонительной стратегии, разработанной Борисом Шапошниковым, выиграл у Жукова. То есть отбил нападение «немцев». Описывающие ход той игры документы более 20 лет назад рассекретили и теперь они доступны, и каждый может убедиться в том, что тогда произошло на самом деле.

-Мы выстояли, победили. Что же получается, предатели «перевоспитались» и стали защитниками Родины?

—Выстоял и победил, прежде всего, Его Величество Советский РУССКИЙ СОЛДАТ вместе со своими адекватно мыслившими и действовавшими офицерами, сражавшимися под командованием Верховного Главнокомандующего И.В. Сталина — выдающегося государственного деятеля, геополитика, стратега и дипломата, блестящего организатора и хозяйственника.

И он не забыл того, что натворили генералы, об этом свидетельствует начатое им специальное расследование причин катастрофы 22 июня (комиссия генерала Покровского).

Вот знаменитые пять вопросов, которые генерал–полковник Александр Покровский задавал своим «подопечным»:

Был ли доведен до войск в части, их касающейся, план обороны государственной границы; когда и что было сделано командованием и штабами по обеспечению выполнения этого плана?

С какого времени и на основании какого распоряжения войска прикрытия начали выход на государственную границу и какое количество из них было развернуто до начала боевых действий?

Когда было получено распоряжение о приведении войск в боевую готовность в связи с ожидавшимся нападением фашистской Германии с утра 22 июня?

Почему большая часть артиллерии находилась в учебных центрах?

Насколько штабы были готовы к управлению войсками, и в какой степени это отразилось на ходе ведения операций первых дней войны?

Не правда ли, любопытные вопросы? Особенно в свете того, о чем мы говорили. К сожалению, расследование до конца тогда не довели. Кто-то сделал всё, чтобы дело «спустили на тормозах».

-Со времени тех событий прошло три четверти века. Стоит ли ворошить прошлое, разоблачать предателей, которые давно умерли?

Мартиросян: Стоит. И дело даже не в конкретных фамилиях. Дело в исторической справедливости, в честности. Сталин сделал Жукова символом Победы. Потому, что глубоко уважал русский народ и понимал, что ему пришлось вынести в ходе этой войны. Хотя сам прекрасно знал, что подлинным Суворовым Красной Армии, воистину Великим Маршалом Великой Победы, блистательнейшим полководцем, был умнейший и благородный Константин Рокоссовский. Но государствообразующему в СССР народу – Великому Русскому Народу – был нужен свой символ. Вот Жуков и стал им, потому как Рокоссовского «подвела» пятая графа – поляк он был.

Но как «маршал Победы» отблагодарил Сталина? Письмом на имя Хрущева от 19 мая 1956 года, в котором так облил грязью и оболгал своего Верховного Главнокомандующего, что даже пресловутый троцкист-кукурузник не выдержал и вскоре выгнал Жукова с поста министра обороны.

Сталина не предали только два маршала – Рокоссовский и создатель советской авиации дальнего действия маршал Александр Голованов. Остальные всю вину за 22 июня свалили на вождя. Как будто они ни при чем. Про то, что Жуков и вовсе предлагал сдать супостатам Москву, как-то не принято вспоминать…

Нынешнее поколение должно знать о той войне ВСЁ. Ведь ему внушают, что наши отцы, деды и прадеды были никудышными защитниками Родины, что они миллионами и по доброй воле сдавались в плен, а оружия «злобные коммунисты» им не давали. Многие уже искренне верят, что это Сталин виновен в трагедии 22 июня – он-де не внял предостережениям мудрого Жукова. Мифов развелось великое множество, в том числе посеянных иностранными разведками.

На алтарь Великой Победы советский народ положил 27 миллионов полных сил и светлых помыслов жизней наших с Вами соотечественников. И об этом нельзя забывать. Потому-то мы обязаны знать все, как бы ни была горька эта правда. Иначе ничему не научимся. Мы должны ясно понимать, с кем пришлось сразиться нашим славным предкам.

http://nvdaily.ru/info/66377.h...

cont.ws

Был ли заговор Тухачевского?

vasilii_chВ год празднования 70-летия Победы в Великой Отечественной войне вновь всколыхнулся интерес к истории, в том числе к тем драматическим событиям, которые происходили в нашей стране в предвоенный период.Андрей БАКЛАНОВОдной из наиболее интригующих тем остается так называемый «заговор военных», или «заговор Тухачевского», повлекший массовые чистки в армии в 1937-1938 гг.

Следует признать, что оценки «заговора военных» всегда носили политизированный характер. Они не раз менялись, следуя за подвижками в позиции, которую занимали властные структуры и влиятельные общественно-политические организации нашей страны по всему комплексу проблем, связанных с восприятием советского периода и личности Иосифа Сталина.

Традиционно велико значение и внешнего фактора, активной деятельности зарубежных идеологических центров, которые стремились использовать эту тематику для тенденциозной интерпретации нашей истории.Прежде всего, хотел бы пояснить, на чем основывается моя концепция «заговора военных».Главным образом – на беседах с непосредственными свидетелями и участниками событий того времени. Это, в том числе, мой отец – Глеб Владимирович Бакланов, генерал-полковник, Герой Советского Союза, депутат Верховного Совета СССР и Верховных Советов РСФСР и УССР ряда созывов. Он начал свою службу в армии в 1932 г. в знаменитой Московской Пролетарской дивизии, которая была в предвоенные годы своего рода «полигоном» Генштаба для отработки тактических и технических новшеств, из которой вышли многие наши военачальники. В период массовых репрессий в армии отец, в то время – молодой командир, был уволен из рядов Вооруженных Сил, но затем, написав по совету своего бывшего командира – Павла Ивановича Батова (впоследствии – дважды Героя Советского союза, генерала армии) соответствующее обращение на имя наркома обороны Климента Ворошилова, был восстановлен в армии, участвовал в финской, а потом и в Великой Отечественной войне, которую завершил, командуя Сводным полком 1-го Украинского фронта на Параде Победы на Красной площади 24 июня 1945 г.Среди ближайших товарищей и сослуживцев отца были видные военачальники, общественно-политические деятели, в числе которых генерал-полковник Федор Федотович Кузнецов (в годы войны – начальник ГРУ, начальник Главного политического управления и Главного управления кадров Советской Армии в послевоенные годы), первый заместитель Начальника ГРУ легендарный Хаджиумар Джиорович Мамсуров, заместитель начальника ГРУ Николай Александрович Кореневский, генералы армии Семен Павлович Иванов, Алексей Семенович Жадов, генерал-лейтенант Григорий Иванович Шанин (пострадал в годы репрессий, на допросах ему серьезно повредили почки, он был возвращен в ряды Вооруженных Сил лишь накануне войны), генерал-полковник Николай Михайлович Хлебников (во время гражданской войны – начальник артиллерии 25-й стрелковой дивизии, которой командовал Василий Иванович Чапаев) и другие.Сослуживцем отца по Московской Пролетарской дивизии и его близким другом был Николай Семенович Патоличев (впоследствии – многолетний министр внешней торговли СССР). В 1938 г. он совершил мужественный поступок – подал в ЦК ВКП(б) записку, в которой обосновал ложность обвинений, предъявленных командиру Московской Пролетарской дивизии Василию Морозову. Он дошел до секретаря ЦК ВКП(б) Андрея Андреева. В результате специально созданная комиссия сняла с Морозова все обвинения. Он вернулся в строй для дальнейшего прохождения службы.Хотел бы подчеркнуть, что это были люди военного поколения, которые знали цену слова. Они строго хранили государственную и военную тайну, были предельно ответственными в своих заключениях. Но обсуждение событий предвоенного периода, «дела военных» было особым случаем. После ХХ (1956 г.) и XXII (1961 г.) съездов Коммунистической партии Советского Союза, выступлений на них первого секретаря ЦК КПСС Никиты Хрущева тема реп-рессий, в том числе в отношении военных, стала одной из наиболее обсуждаемых – как на партийных собраниях, в прессе, так и, что называется, в домашнем кругу. Вследствие этого открывалась возможность для ведения откровенных бесед по этому вопросу.Еще одним источником, весьма важным для понимания событий предвоенного времени были беседы с военными историками, в первую очередь с Виктором Александровичем Анфиловым, полковником, доктором исторических наук, автором фундаментальных исследований по начальному периоду войны. С ним мы в течение ряда лет вместе работали на кафедре, которая вела преподавание истории СССР в МГИМО.Конечно, наряду с оценками и свидетельствами конкретных людей, интерес представляют архивные материалы. Но, как сказал один из моих весьма информированных собеседников, «те, кто будут знакомиться с документами по «делу Тухачевского» испытают огромное разочарование. Документы того периода, как правило, лишь письменно закрепляли, «оформляли» уже принятые принципиальные политические решения в отношении того или иного лица».ЗА ЧИСТОТУ РЯДОВПрежде всего, хотел бы обратить внимание на то обстоятельство, что политическая и военная элита нашей страны в 1930-е гг. была продуктом своего времени.Партия большевиков захватила власть в 1917 г. в результате реализации сложного многоходового заговора (что немаловажно – с задействованием зарубежных политических и финансовых структур), подготовки и последующего осуществления государственного переворота.Вся история большевизма – это бесконечная внутрипартийная борьба. Достаточно пролистать работы Владимира Ленина, чтобы понять, в какой степени заботила большевиков «чистота внутренних рядов» и сколь далеко они были готовы идти для «наведения порядка».Сложившаяся в предреволюционный период борьбы за власть обстановка подозрительности, конспиративный характер многих аспектов политической и организационной работы «перекочевала» в дальнейшем и в советскую действительность. Однако после октября 1917 г. объективно изменилась сама ситуация. До революции разногласия касались, как правило, достаточно абстрактных, гипотетических вопросов, относящихся к не совсем ясному будущему. Теперь же речь шла о конкретной политике государства, развитии экономики, социальной сферы, военном деле.При этом не все достаточно быстро осознали, что группировка во главе со Сталиным, вставшая у руля партии в середине 1920-х гг., рассматривала другие фракции в партии уже в качестве антигосударственных элементов. С вытекающими отсюда последствиями.Помимо конкретных вопросов, ставших непосредственной причиной обострения внутриполитической ситуации в стране в конце 1930-х гг., была и более общая причина – «дисциплинирование», «выстраивание» в один ряд элитных групп, естественно, включая командиров Красной Армии. В условиях надвигавшейся войны этот процесс еще более ускорился и приобрел новые масштабы.Группировка, поддерживавшая Иосифа Сталина, была искренне убеждена, что искоренение фракционности – первейшая предпосылка устойчивости государства в условиях подготовки и ведения будущей войны.«СТАЛИНЦЫ» ПРОТИВ «ТРОЦКИСТОВ»Ленин правильно спрогнозировал, между какими претендующими на власть фракциями в партии после революции пойдет основная борьба. Это были группировки Иосифа Сталина и Льва Троцкого. В определенной мере разделение произошло на тех, кто «делал революцию», находясь внутри России, и «заграничную» часть партии.Сталинцы, редко покидавшие Россию, имели значительно более тесные связи с населением, в том числе в провинциальных центрах страны. Они в буквальном смысле «выстрадали» революцию.Троцкисты в предреволюционный период приобрели хорошо отлаженные контакты с заграницей, политическими, деловыми и финансовыми кругами Запада. В ходе чисток 1930-х гг. эти связи в ряде случаев трактовались как «шпионские». В последующем, в 1950-1980 гг. при реабилитации «жертв культа личности» такого рода обвинения по существу отбрасывались без кого-либо изучения «фактуры» и априори рассматривались как «откровенно надуманные».Однако на деле все было не так просто.Троцкисты имели широкие и хорошо, доверительно отлаженные связи с социал-демократическими организациями. В свою очередь, социал-демократы, являясь составной частью политической элиты тогдашней Европы, в сложной, «грозовой» обстановке кануна и периода Первой мировой войны, а затем и в межвоенные годы все в большей степени оказывались вовлеченными в игры разведовательных и контрразведовательных сообществ. По этим каналам легко налаживались связи ряда наших «революционеров» со спецслужбами европейских государств. Поэтому у обвинений, которые звучали в ходе громких процессов 1930-х гг., была определенная основа. Что касается самого Троцкого, то его связи, в том числе и родственные, с влиятельными политическими, деловыми, финансовыми кругами стран Запада и их спецслужбами носили, можно сказать, системный характер.Острота столкновений между «сталинцами» и «троцкистами» во многом была обусловлена тем обстоятельством, что внутренняя, «просталинская» группировка в партии оказалась обделена постами в первые послереволюционные годы.Во власть после октября 1917 г. «рванули» профессиональные революционеры, много лет работавшие «во имя социалистического переустройства России» вдалеке от Родины, в благополучных странах Европы и Америки. Более того, кланы Троцкого и некоторых других представителей «победившего пролетариата» потянули за собой в состав формировавшихся властных и экономических структур России многочисленных родственников и партнеров из числа находившихся за рубежом. По оценкам, в период с октября 1917 по декабрь 1920 г. в страну вернулись более 24 тыс. человек, значительная часть которых заняла весьма хлебные, руководящие посты, в том числе в тыловых структурах армии. Примечательно, что одним из первых коррупционных скандалов в структурах молодой Советской власти стали злоупотребления в кооперативе политуправления Красной Армии, в котором важную роль играли такого рода элементы.В дальнейшем, во второй половине 1920-х – начале 1930-х гг., в результате сложной борьбы инициатива постепенно перешла к группировке во главе со Сталиным, оттеснившей троцкистов и сочувствующих им элементов от власти.Армейская же специфика заключалась в том, что в Вооруженных Силах этот процесс размежевания и вытеснения троцкистов практически не шел вплоть до начала 1937 г.Между тем среди высших армейских руководителей было немало ставленников Троцкого, выдвинувшихся в тот период, когда именно он играл ведущую роль в формировании руководящих структур Красной Армии.КРАХ «ВЫДВИЖЕНЦЕВ»Многие помнили, что в 1924 г. Троцкий, пытаясь восстановить свои позиции в армии, усилено продвигал на ключевой пост начальника штаба РККА именно Михаила Николаевича Тухачевского.Важным обстоятельством являлось и то, что в среде военных остался своего рода «разлом», вызванный первой массовой волной репрессий, которые троцкисты учинили на завершающем этапе Гражданской войны. Тогда на фронты, в наиболее крупные войсковые соединения и части по указанию Троцкого были направлены чрезвычайные «тройки», которые, как правило, под надуманными предлогами репрессировали значительную часть командного состава. В наибольшей мере пострадали командиры с непролетарским происхождением, как тогда говорили, «из бывших», то есть – военная интеллигенция, «военспецы», без вклада которых представить победу Красной Армии в Гражданской войне было бы просто невозможно.Примечательно, что Троцкий, который в ходе Гражданской войны неоднократно защищал военспецов от необоснованных нападок, в дальнейшем, когда боевые действия завершились, переменил на 180 градусов свой подход. Теперь эти люди, как правило, имевшие свое собственное мнение, были уже не нужны, и от них было решено избавиться.К сожалению, об этой кампании до сегодняшнего дня практически ничего не известно. И это не случайно.Сталин и его окружение не поднимали этот вопрос, поскольку в начале 1920-х гг., в период репрессий Троцкого, сами они занимали выжидательную позицию, не ввязывались в события, полагая, что соотношение сил пока не в их пользу.В дальнейшем, в 1950-1980-е гг., когда проводилась кампания реабилитации жертв 1937-1938 гг., о репрессиях двадцатых также умолчали, поскольку реабилитировали и тех людей, которые ранее осуществляли точно такие же неприемлемые и неправомерные действия в отношении своих вчерашних боевых товарищей – участников Гражданской войны.В период с середины 1920-х – по середину 1930-х гг. ситуация в армии была в целом относительно стабильной. Возникавшие противоречия и трения носили главным образом профессиональный характер. Вместе с тем настороженность и недоверие между частью старших офицеров сохранялась. При этом каждый из высоких начальников старался иметь около себя как можно больше своих доверенных лиц. В результате создавался слой так называемых «выдвиженцев» – это была довольно значительная по численности группа командиров РККА, которые ассоциировали свое продвижение по служебной лестнице с этими руководителями. Такая система привела «выдвиженцев» к печальным последствиям, когда в 1937-1938 гг. специальные и политические органы стали составлять списки лиц, близких к участникам «заговора военных».В 1935-1936 гг. ситуация в армии резко обострилась. Это было предопределено двумя факторами.Первый – проведение политических процессов над троцкистами и представителями других оппозиционных течений. В их ходе была выявлена, хотя и не очень четко, связь заговорщиков с некоторыми высшими руководителями армии.Второй фактор – проведенные в 1935-1936 гг. учения и военные игры, которые продемонстрировали недопустимо низкий уровень выучки войск в большинстве военных округов.Особые нарекания вызвали слабые навыки использования техники именно в тех родах войск, которым предстояло сыграть ключевую роль в будущей войне с Германией – в танковых войсках, артиллерии, авиации.Остро встал вопрос о выявлении и наказании виновных в срыве боевой подготовки в условиях, когда обстановка в Европе быстро деградировала в сторону начала масштабной войны.Все это предопределило динамичное, можно сказать, «взрывное» разрастание конфликта между группировкой военных, исторически связанной с троцкистами, прочими оппозиционными элементами с одной стороны, и руководством страны, Сталиным – с другой. В результате кампания по «очищению» партийных и государственных структур была перенесена в армию.В мае 1937 г. были арестованы Тухачевский, Якир, Уборевич, Эйдеман, Корк, Путна, Фельдман, Примаков, Сангурский. Появилось сообщение о самоубийстве Начальника Политуправления РККА Гамарника, который тоже был включен в список заговорщиков.Основным из предъявленных обвинений была попытка заговора с целью свержения советской власти.Тухачевский и другие обвиняемые дали признательные показания. В отличие от открытых процессов 1936-1937 гг. дело военных рассматривалось в закрытом порядке и было проведено в ускоренном режиме. Это впоследствии вызвало сомнения в том, что заговор действительно имел место.ТАК БЫЛ ЛИ НА САМОМ ДЕЛЕ «ЗАГОВОР ВОЕННЫХ»?Ситуацию можно резюмировать следующим образом. Тухачевкий, Якир и остальные пострадавшие военачальники в течение длительного времени составляли неформальную группу среди высшего командного состава РККА, которая была недовольна стилем руководства тогдашнего наркома обороны Ворошилова. По многим важным вопросам они имели альтернативную точку зрения, которую, в ряде случаев в обход Ворошилова, пытались довести до сведения Сталина с целью дискредитации наркома.Имея в целом несколько более высокую профессиональную подготовку, чем Ворошилов и другие «верные сталинцы», оппозиционные военные деятели по ряду вопросов высказывали здравые мысли, но чаще всего они предлагали нереалистичные, авантюристичные проекты, мало увязанные с возможностями нашей промышленности.Что касается воззрений Тухачевского, которые определенные силы усиленно расхваливали во времена перестройки, то на самом деле они отнюдь не представляли собой ничего выдающегося. Постулаты о роли танков в будущих сражениях, о маневренной войне, «войне моторов» и т.п. представляли собой фактически пересказ работ наиболее продвинутых немецких военных специалистов. Что касается различного рода «гениальных предвидений» развития событий в Европе и в мире, характера будущей войны, то они во многом были почерпнуты из вышедшей в 1934 г. в Варшаве книги «Будущая война», написанной выдающимся военным теоретиком, министром обороны Польши Владиславом Сикорским.В целом предложения Тухачевского и его сподвижников вызывали по нарастающей все более негативную реакцию и раздражение Сталина и других руководителей партии и государства, что еще более накаляло обстановку в армейских верхах.Попытки «аппаратно» устранить наркома Ворошилова и получить под своей контроль наркомат обороны не давали своих результатов. Наоборот, именно участники «группы Тухачевского», включая его самого, были понижены в должностях. У них возникли, в общем-то, совершено обоснованные подозрения, что волна разоблачений троцкистов и их пособников вот-вот затронет и их, армейских оппозиционеров.Весной 1937 г. это привело Тухачевского и близких ему по духу высших военачальников к мысли о необходимости принятия более решительных, предметных и адресных превентивных действий и нанесения упреждающего удара по высшим властным структурам. Другими словами, стал складываться заговор.Естественно, контрразведовательные и политические органы получали все новую информацию о переговорах «заговорщиков» на эту тему.В апреле 1937 г. произошел еще один примечательный инцидент, который заставил Тухачевского нервничать и предпринимать отчаянные усилия для организации переворота.Компетентными органами ему было рекомендовано не ехать в служебную командировку в Великобританию в составе официальной делегации СССР на церемонию инаугурации короля Георга VI. Ранее, в январе 1936 г., Тухачевский вместе с Литвиновым участвовали в похоронах английского короля Георга V, и эта миссия имела большой положительный резонанс в СССР и за рубежом.Естественно, называлась подходящая причина такой рекомендации, но Тухачевского она, конечно, не убедила.Он попытался ускорить формирование антисталинского выступления, но своего практического развития заговор так и не получил. И это было вполне закономерно.Прежде всего, заговорщики (они сами это чувствовали) не могли рас-считывать на поддержку войск. Сколь-либо широкое антиправительственное, антисталинское выступление было исключено.С другой стороны, информация о резкой активизации контактов между оппозиционерами в армии окончательно предопределила решение Сталина об их аресте.Один из наиболее важных вопросов – насколько военные были связаны с троцкистским центром и зарубежными подрывными элементами.Есть основания утверждать, что прямые связи с Троцким и его окружением Тухачевский и его сподвижники не поддерживали, опасаясь неизбежного разоблачения.«Военная группировка» держалась «особняком», но она все же имела связи с высокопоставленными советскими и партийными работниками, такими как Розенгольц, Крестинский, Пятаков и др., разделявшими троцкистские убеждения. Это позволяло иметь представление о том, что происходит в стане оппозиции и какова может быть реакция стран Запада на «разборки» внутри советского руководства.При этом функцию своего рода связных с «гражданской» оппозицией выполнял очень узкий круг военных – в основном это были Гамарник, Якир и сам Тухачевский.В ходе расследований действий оппозиции были получены данные о том, что между гражданской и военной фракциями оппозиции с февраля 1935 г. был налажен обмен информацией с целью формирования общей платформы действий.Помимо упомянутых в обвинительном заключении лиц, в ближайший круг заговорщиков входило еще порядка 70-80 командиров и политработников РККА, которым они доверяли отдельные поручения политического характера. Этим, собственно, и ограничивался заговор.Имеются различные оценки общего числа командиров и политработников Красной Армии, репрессированных в 1937-1938 гг. Приведем данные, которые представляются наиболее достоверными.Общее число уволенных из армии в 1937-1938 гг. превышало 25 тыс. человек (не считая прикомандированных к другим госструктурам). Примерно четверть из них впоследствии были восстановлены в рядах Вооруженных Сил (как правило, с понижением в должности).Что касается примерно 9 тыс. армейских командиров и политработников (также – без учета прикомандированных к другим госорганам), которые были репрессированы, то лишь к полутора-двум тысячам из них имелись реальные претензии (слабая профессиональная выучка, финансовые нарушения, грубость с подчиненными, проявления барства, пьянство и т.п.) Почти все другие, следует признать, стали жертвами широкой и плохо просчитанной кампании, развязанной в связи с разоблачением Тухачевского и его группы.В силу этого обстоятельства восприятие чистки 1937-1938 годов в армии было в целом безусловно негативным.Коснемся еще ряда вопросов, традиционно представляющих повышенный интерес.Один из них – характер связей Тухачевского и его окружения с военными кругами Германии.Как представляется, здесь особого «криминала» не было, связи с немцами были обусловлены тесным сотрудничеством двух стран, которое началось в 1920-е гг. в условиях блокады СССР со стороны большинства западных государств. Что касается обвинений в отношении несанкционированных контактов военной оппозиции с представителями вермахта, то реальной основы они под собой не имели.Тем более нет оснований в пользу гипотезы ряда историков о якобы существовавших связях между «мятежными военачальниками» РККА и такими же оппозиционными элементами внутри вермахта.Еще один интересный вопрос – имели ли на самом деле немцы компромат на Тухачевского и как они его использовали?Как представляется, нельзя исключать версию о том, что с Тухачевским велась предметная работа немецкими спецслужбами в период его нахождения в плену в лагере Ингольштадт, известным именно своим «особым статусом» и близостью к разведсообществу Германии.Вполне возможно, определенный компромат на Тухачевского и имелся, но судя по всему, немцы так и не пустили его в ход, скорее всего, из опасений дискредитации высокого советского военного и политического деятеля, который считался твердым сторонником укрепления сотрудничества с Германией.И, наконец, попробуем ответить на вопрос о том, в какой мере чистки повлияли на боеспособность РККА?ЦЕНА ЧИСТОК ОКАЗАЛОСЬ СЛИШКОМ ВЫСОКАЕсли брать высший слой арестованных – самих фигурантов группы Тухачевского, то их устранение с высоких армейских постов накануне войны имело скорее положительное значение.Все они были выдвиженцами периода Гражданской войны – внутригосударственного конфликта, в ходе которого ими была проявлена личная храбрость и «преданность идее». Но, как показали плачевные результаты «похода на Варшаву», при столкновении с регулярной европейской армией многие из них выглядели достаточно бледно.Практически у каждого из вышеуказанных военачальников к моменту ареста сложился тяжелый комплекс обиды на политическое руководство страны. Их связи с правыми отражали «системное» недовольство сформировавшимся социалистическим укладом в стране.Какую модель развития страны могла взять за основу в случае прихода к власти военная часть оппозиции?Был ли заговор Тухачевского?Стоят: Буденный, Блюхер. Сидят: Тухачевский, Ворошилов, Егоров. Из первой пятерки сталинских маршалов чистку пережили двоеСкорее всего, эта модель была бы в наибольшей степени похожа на режим Пилсудского в соседней Польше. Произошло бы перерождение жесткой централизованной модели сталинского социализма в централизованную военно-олигархическую модель буржуазного государства. С таким строем сложно было бы рассчитывать на победу в войне с фашисткой ГерманиейЧто касается репрессий в отношении указанной выше большой группы командиров Красной Армии, фактически никак не связанных с заговорщиками, то эти меры, безусловно, отрицательно сказались на боевом духе и готовности войск к отражению нападения на нашу страну.Необходимо признать, что издержки чистки армии от троцкистских и иных оппозиционных элементов были неприемлемо высоки.Преодолевать тяжелые последствия этой кампании нашей армии пришлось уже в ходе войны. Конечно, негативные итоги первого периода войны были предопределены далеко не только этим фактором – сказалась незавершенность и несовершенство всей программы подготовки страны и Вооруженных Сил к отпору агрессору.Вместе с тем определенный интерес представляет мнение Виктора Анфилова как одного из ведущих специалистов по начальному периоду войны. Он утверждал, что сохранение в рядах армии нескольких тысяч подготовленных командиров среднего и низшего звена могло серьезно повлиять на обстановку на фронтах. По его оценке, Красная Армия имела бы шанс закрепиться на рубежах по линии – река Днепр и далее на север и предотвратить сдачу врагу обширных районов страны.Резюмируя, можно отметить, что «заговор военных» во главе с маршалом Тухачевским действительно имел место. Но он находился на самой начальной стадии своего организационного оформления. Шансов на успех у заговорщиков не было.Специфика ситуации заключался в том, что разгром небольшой группы оппозиционеров повлек за собой лавинообразную кампанию по «чистке рядов» армии, массовые необоснованные репрессии среди командного состава РККА. В силу этого события 1937-1938 гг. останутся в нашей памяти главным образом как трагические страницы отечественной истории.

Андрей Глебович БАКЛАНОВ – заместитель председателя Ассоциации российских дипломатов, действительный государственный советник Российской Федерации 1-го класса

Page 2

vasilii-ch.livejournal.com

Был ли заговор против Сталина? | ПОСОЛЬСКИЙ ПРИКАЗ

Во время войны в нашей стране готовился государственный переворот

Эта история до сих пор окутана тайной. Впрочем, как и многие другие страницы Второй мировой войны, информацией о которых до сих пор не хотят делиться с широкой общественностью архивы государств-участников той самой страшной бойни в истории человечества.

Что же касается событий, о которых пойдёт речь, то, похоже, их подоплёка вряд ли когда-нибудь станет достоянием гласности. Ибо речь идёт о возможном заговоре советских генералов против Верховного Главнокомандующего Иосифа Сталина.

Кто вы, товарищ Иванов?

В 1986 году в эмигрантском альманахе «Вече», издававшемся в Мюнхене, бывший сотрудник власовской контрразведки Олег Красовский рассказал историю, свидетелем которой он являлся.

По заверению Красовского, в январе 1942 года на одном из участков Ленинградского фронта на немецкую сторону в сопровождении двух офицеров перешёл человек, представившийся военным инженером 1-го ранга Ивановым. Он попросил о личной встрече с командующим группировки, осаждавшей Ленинград.

Когда такая встреча состоялась, Иванов назвался парламентёром, действующим от имени тайной организации, куда якобы входят видные советские военачальники, в том числе и командование Балтийским флотом. Иванов заявил, что эти люди подготовили план военного переворота в Ленинграде.

Заговорщики предложили немцам переправить на их строну 30 — 40 русских офицеров, которые смогли бы пройтись по лагерям наших военнопленных, чтобы из согласившихся добровольцев создать специальное подразделение и хорошо его вооружить. После чего добровольцев следовало переодеть в советскую военную форму и тайком переправить в Ленинград. Там под руководством заговорщиков они должны будут завладеть всеми стратегическими пунктами — партийными и государственными учреждениями, объектами НКВД, оборонными предприятиями.

Сразу после переворота последует заявление о создании нового русского правительства. Оно заключит перемирие с Германией и объявит войну Сталину. По убеждению заговорщиков, Красная Армия так ненавидит сталинскую правящую клику, что не раздумывая перейдёт на сторону путчистов. И как только сталинский режим будет свергнут, русское правительство заключит с Германией полноценный взаимовыгодный мир...

Как пишет Красовский, немцы были ошарашены словами Иванова. А тот, в подтверждение серьёзности намерений, несколько раз по радиосвязи связывался со своими хозяевами в Ленинграде и вёл с ними переговоры. Немецкое командование доложило об этом в Берлин и стало ждать указаний. Берлин некоторое время отмалчивался (видимо, «переваривали» полученную информацию). А потом в штаб германских войск пришло распоряжение — никаких переговоров с Ивановым больше не вести, а его самого отправить в лагерь для военнопленных. В немецких лагерях Иванов и промыкался до самого конца войны.

После разгрома Германии военинженер не стал возвращаться на родину, скрывшись в американской оккупационной зоне. Однако его стали преследовать какие-то люди, сильно смахивающие на сотрудников спецслужб. Как-то в 1947 году он признался Красовскому, что его непременно убьют, и убьют его же ленинградские товарищи-заговорщики, которым он не нужен как опасный свидетель. И действительно, через несколько дней Иванов был застрелен в одном из западногерманских городов. Убийц так и не нашли...

Власовцы в генеральских погонах

Был ли в реальности антисталинский заговор командования Ленинградского фронта? Прямых доказательств тому нет. А вот косвенные признаки заставляют отнестись к рассказу власовца серьёзно. Такими признаками могут служить настроения в советской армии, свидетельствовавшие о том, что к «отцу народов» у наших военных, мягко говоря, отношение было сложным. Ибо в годы войны немало советских генералов, попавших в германский плен, согласилось воевать на стороне немцев.

Самый известный из них — бывший командующий 2-й ударной армии генерал-лейтенант Андрей Власов, возглавивший одноимённое противокоммунистическое движение. Под его знамёна согласились стать такие люди, как бывший начальник штаба Северо-Западного фронта генерал-майор Фёдор Трухин, бывший член Военного Совета 32-й армии бригадный комиссар Георгий Жиленков, бывший начальник штаба 19-й армии генерал-майор Василий Малышкин, бывший заместитель начальника штаба 6-й армии Михаил Меандров, бывший начальник военного училища ПВО в Либаве генерал-майор Иван Благовещенский, бывший командир 21-го стрелкового корпуса генерал-майор Дмитрий Закутный...

Сегодня достоверно установлено, что вопрос о сотрудничестве с немцами серьёзно рассматривал и бывший командующий 19-й армии, герой обороны Смоленска генерал-лейтенант Михил Лукин. От сотрудничества он категорически отказался после того, как немцы не стали давать ему гарантии о формировании самостоятельного русского национального правительства, которое должно было бы прийти к власти после свержения Сталина.

Что же двигало этими людьми? Трусость? Неумение держаться в плену, как о том нам твердила советская пропаганда? Да, кто-то, может, и струсил, но многими двигали совершенно другие мотивы.

Фёдор Трухин, к примеру, был по происхождению дворянином и всегда тайно ненавидел Советскую власть. У Михаила Меандрова был расстрелян отец-священник, настоятель одного из московских храмов, умерла в ссылке мать: генерал только ждал повода поквитаться с коммунистами. А многие власовцы на своей шкуре прочувствовали все «прелести» сталинских чистилищ 1937 — 1939 годов. Так, власовские подразделения генерала Сергея Буняченко, бывшего командира 59-й отдельной стрелковой бригады Красной Армии, ожесточённо дрались с нашими войсками до самого конца войны, пролив немало русской крови. Как уверял автора этих строк бывший власовец Николай Троицкий, Буняченко не мог простить пыток, которым подвергался в застенках НКВД: «Меня били, и я их, сук, бить буду!»

Впрочем, это были люди, которые находились по ту сторону фронта. Что же касается тех военачальников, которые воевали на нашей стороне... Власов неоднократно говорил немцам, что в недрах Красной Армии уже давно существует некий «Союз русских офицеров», которые только и ждут удобного случая убрать Сталина. В этом плане германскую разведку особенно заинтересовала личность маршала Константина Рокоссовского. Один из друзей маршала, попавший в плен, выговаривал немцам: «Когда я сидел в московской тюрьме, Рокоссовскому выбили зубы. Неужели вы думаете, что он простил это Сталину?»

Под влиянием этих разговоров в 1943 году сотрудник германской разведки, штурмбаннфюрер СС Хайнц Грейфе сформировал специальную группу под руководством бывшего майора РККА Алексея Бочарова для заброски в Москву. Диверсанты должны были выкрасть Рокоссовского и принудить к сотрудничеству с Германией в качестве командующего русскими антисоветскими формированиями. Но в самый последний момент немцы отказались от этой акции...

Словом, антипатии к сталинскому режиму безусловно витали в среде красного генералитета. Но насколько далеко они зашли? Возможно, что в самом начале войны, когда наши войска терпели страшные поражения, среди генералов действительно велись разговоры о том, что неплохо бы спросить с Кремля хотя бы за неготовность страны к этой войне. Да и политическое разделение общества под влиянием ещё не так давно прошедшей гражданской войны окончательно не было преодолено. Поэтому многие наши соотечественники были рады любой возможности свергнуть власть коммунистов.

Но Сталин своей волей и недюжинными способностями постепенно сумел преодолеть эти настроения и сплотить страну в единый железный кулак, превратив схватку с Германией в Великую Отечественную войну. Все недовольные притихли, а на вызов Кремлю решились только те, кто оказался в немецком плену.

В лабиринтах тайной войны

Есть и другая версия эпопеи военинженера Иванова. Возможно, что комбинацию с заговором на Ленинградском фронте попыталась провернуть... наша контрразведка. Как отмечает историк войны Сергей Чуев:

«Не исключено, что в данном случае советские спецслужбы использовали свой богатый довоенный опыт по созданию легендированных „антисоветских организаций“ для внедрения в противостоящий лагерь с целью уничтожения либо компрометации политических противников».

Примеры такие были. Так в 1941 году органами государственной безопасности была начата спецоперация под названием «Монастырь». От имени мифической подпольной организации «Престол», якобы мечтающей о реставрации в Росии монархии, через линию фронта перешёл секретный сотрудник НКВД Александр Демьянов, который предложил немцам сотрудничество. После тщательной проверки германская разведка поверила в «монархизм» Демьянова и после краткого обучения перебросила его обратно в столицу, уже как агента абвера по имени «Макс».

Целых четыре года «Макс» дурил гитлеровцам голову, засыпая их искусно подготовленной дезинформацией стратегического характера. Именно благодаря ей немцев ввели в заблуждение во время Сталинградской битвы, накануне сражения на Курской дуге, где произошёл перелом войны в нашу пользу. До самого 9-го мая 1945 года немцы были уверены в надёжности «Макса» и даже наградили его Железным Крестом (от Сталина Демьянов получил орден Красной Звезды)...

Может, то же самое госбезопасность пыталась провернуть и через Иванова? Его вполне могли использовать «втёмную» — то есть органы знали об антисоветских настроениях инженера, но не стали его арестовывать, а разыграли перед ним целый спектакль с заговором командиров Ленинградского фронта. После чего уверовавшего в военное подполье Иванова отправили к немцам, где он стал рекламировать «заговорщиков». Надо полагать, что в случае успеха врагу намеревалось подсунуть «ценный источник информации» в виде одного из руководителей обороны Ленинграда. Но немцы не поверили Иванову, и операцию пришлось свернуть. А после войны агенты советской контрразведки разыскали неудавшегося парламентёра и ликвидировали его как нежелательного свидетеля провалившейся операции.

На эти мысли наводит ещё одна не менее загадочная история, случившаяся в те же военные годы. В начале войны к немцам в плен попал высокопоставленный сотрудник НКВД комбриг Иван Бессонов. Он сразу же изъявил желание бороться против тирании Сталина и подал немцам мысль о том, что советский тыл можно взорвать восстанием узников ГУЛАГа на севере России, если оказать восставшим помощь оружием и продовольствием. Немцы с радостью ухватились за эту мысль и подключили Бессонова к подготовке соответствующей операции. На Северный Урал было сброшено две диверсионные группы, имевшие воззвания к зэкам восстать против Москвы. Но обе группы попали в заранее подготовленные засады и были уничтожены.

Бессонова заподозрили в двойной игре. Однако прямых доказательств у немцев не было и его отправили в концлагерь. Оттуда комбрига в 45-ом освободили американцы. И Бессонов сразу же попросил освободителей отпустить его... в Москву. Не правда ли, странный поступок для изменника Родины? А может, он просто захотел вернуться после выполнения трудного тайного задания, с которым его когда-то и отправляли «сдаваться» врагу? Наверное, целью его задания был подрыв работы германских спецслужб путём направления их деятельности по ложным целям (вроде мнимого восстания ГУЛАГа). И надо сказать, что с этим Бессонов справился, приведя к гибели ценных германских агентов, впустую сброшенных на Урал.

Целых пять лет Бессонова допрашивали на Лубянке (хотя как изменника его должны были бы казнить сразу после ареста, как того же Власова к примеру). А в 1950 году расстреляли. Увы, такова была судьба многих наших разведчиков, вернувшихся из германского тыла и попавших под жернова очередных сталинско-бериевских чисток органов безопасности, развернувшихся в конце 40-х главным образом против тех, кто организовывал тайную войну против германского фашизма.

Так это было или нет, нам не ведомо. Как не знаем пока точно и обстоятельства того, что же в действительности случилось зимой 1942 года на Ленинградском фронте.

www.posprikaz.ru


Смотрите также