Заговор 20 июля


Заговор 20 июля 1944 - это... Что такое Заговор 20 июля 1944?

Заговор 20 июля — заговор Германского Сопротивления, прежде всего военных вермахта, с целью убийства Гитлера, государственного переворота и свержения нацистского правительства. Кульминацией заговора стало неудачное покушение на жизнь Гитлера 20 июля 1944. Следствием неудачи заговора стала казнь большинства его участников и подавление движения Сопротивления.

Первые заговоры

Группы заговорщиков, планировавшие антинацистский переворот, существовали в вермахте и военной разведке (Абвере) с 1938, то есть ещё до начала Второй мировой войны, и имели одной из целей её предотвращение. Уже с этого времени в рядах решительных противников Гитлера появляются ключевые фигуры Сопротивления и 20 июля: генерал-полковник Людвиг Бек, будущий генерал-фельдмаршал Эрвин фон Вицлебен, подполковник абвера Ханс Остер. Однако Мюнхенское соглашение перечеркнуло первоначальные планы свержения Гитлера.

С 1941 года группа заговорщиков во главе с полковником Хеннингом фон Тресковом, племянником фельдмаршала Федора фон Бока, действовала в штабе Группы армий Центр на Восточном фронте, то есть одним из центров оппозиции Гитлеру был штаб Группы, наступавшей на Москву. После поражения в битве под Москвой Браухич и фон Бок были уволены. Несмотря на это, в штаб-квартире «Центра» в Смоленске сохранялась группа Сопротивления, созданная Тресковом, и о её деятельности знал новый командир, Ганс Гюнтер фон Клюге.

Многие попытки этой группы убить Гитлера не увенчались успехом. 13 марта 1943 года во время посещения Гитлером Смоленска Тресков и его адьютант, лейтенант резерва Фабиан фон Шлабрендорф подложили в его самолет бомбу, в которой не сработало взрывное устройство. Через восемь дней барон Рудольф-Кристоф фон Герсдорф хотел взорвать себя вместе с Гитлером на выставке трофейной советской техники в цейхгаузе в Берлине, но тот преждевременно покинул выставку, а фон Герсдорф едва успел деактивировать детонатор.

Планы переворота — операция «Валькирия»

Весной 1942 года генерал Фридрих Ольбрихт, контролировавший сеть информации армии резерва, приступил к разработке нового плана переворота, который в свою очередь опирался на штатный план «Валькирия», рассчитанный на случай чрезвычайных ситуаций и внутренних беспорядков. Согласно этому плану (утверждённому самим Гитлером) в случае потери связи с руководством страны армия резерва подлежала мобилизации. Ольбрихт предложил немедля после убийства Гитлера ввести «Валькирию» в действие, мобилизовать армию резерва, разоружить СС и арестовать прочее нацистское руководство. «Валькирию» нельзя было осуществить без командующего армией резерва — генерал-полковника Фридриха Фромма, который, как и многие другие высокопоставленные военные, был посвящен в планы заговорщиков, но занимал выжидательную позицию.

К середине 1943 года произошёл решительный перелом в ходе войны, стало ясно, что Германия её проиграет. Заговорщики в армии и их гражданские союзники окончательно пришли к необходимости убить Гитлера. После этого Бек должен был стать президентом, Гёрделер — канцлером, Вицлебен — верховным главнокомандующим, а новое правительство попытаться заключить мир с западными союзниками. Таким образом, появится возможность избежать наихудшего, по их мнению, варианта исхода войны — вторжения в Германию армии СССР.

В августе 1943 года Тресков познакомился с подполковником графом Клаусом фон Штауффенбергом, которому было суждено стать самым известным участником заговора (и непосредственным исполнителем покушения на Гитлера). Штауффенберг служил в Северной Африке в войсках Роммеля, был там тяжело ранен, имел националистически-консервативные взгляды. К 1942 Штауффенберг разочаровался в нацизме и был убеждён, что Гитлер ведёт Германию к катастрофе. Однако по религиозным убеждениям он поначалу не считал, что фюрера надо убить. После Сталинградской битвы, он решил, что оставить Гитлера в живых будет бо́льшим злом. Тресков писал Штауффенбергу: «Покушение должно произойти любой ценой (фр. coûte que coûte); даже если мы потерпим неудачу — надо действовать. Ведь практическая сторона дела уже ничего не значит; дело только в том, что германское сопротивление пошло на решительный шаг перед глазами мира и истории. По сравнению с этим все остальное значения не имеет».[1]

1 июля 1944 года Штауффенберг был назначен начальником штаба армии резерва, который находился на Бендлерштрассе в Берлине (так называемый Бендлерблок; ныне улица носит имя Штауффенбергштрассе). В этом качестве он мог присутствовать на военных совещаниях как в ставке Гитлера «Вольфшанце», так и в Бергхофе под Берхтесгаденом, и ему предоставилась естественная возможность лично застрелить или взорвать диктатора. Даже те заговорщики, которые отрицали террор из моральных соображений, поняли, что эта последняя возможность. В то же время заговорщики вошли в контакт с командующим оккупационными войсками во Франции генералом Штюльпнагелем, который должен был после убийства Гитлера взять власть во Франции в свои руки и начать переговоры с союзниками.

Штауффенберг трижды присутствовал на совещании у Гитлера, и трижды покушение было отложено — 6 и 11 июля в Бергхофе под Берхтесгаденом и 15 июля в «Вольфшанце» в Восточной Пруссии. Поначалу заговорщики хотели вместе с Гитлером убить также Геринга и Гиммлера, которые на этих трех совещаниях не присутствовали. Но затем от этих планов пришлось отказаться. 20 июля около 7:00 Штауффенберг отбыл на курьерском самолете на очередное совещание в «Вольфшанце» с твердым намерением убить Гитлера.

Фельдмаршал Эрвин фон Вицлебен

Покушение

В 10:15 на аэродроме в Растенбурге (Восточная Пруссия) приземлился курьерский самолет из Берлина. Генерал-майор Штифф, полковник Штауффенберг и обер-лейтенант фон Хафтен отправились в ставку фюрера. В одном портфеле у них были бумаги, а в другом — два пакета взрывчатки и три химических детонатора. Их достал Штифф, который поехал в Мауэрвальд.

Совещание у Гитлера было назначено на 13:00, но из-за визита Муссолини перенесено на 12:30. Незадолго до этого после предварительной беседы с фельдмаршалом Кейтелем Штауффенберг в присутствии адьютанта Хафтена активировал детонатор. Историки до сих пор задаются вопросом, почему не был использован второй пакет: считал ли Штауффенберг, что одного достаточно, или хотел тем самым сократить количество жертв?

Совещание проходило не в бункере фюрера, в котором проводились дополнительные укрепления (при взрыве в бетонном помещении шансы остаться в живых были бы равны нулю), а в деревянном бараке. Штауффенберг поставил портфель со взрывчаткой под стол и под предлогом телефонного разговора с Берлином вышел.

Взрыв произошёл в 12:42. Вскоре после этого Штауффенбергу и Хафтену удалось покинуть зону оцепления № 1, так как у них были действительные документы. В 12:45 обе зоны оцепления были закрыты.

Из 24 человек, присутствовавших на совещании, четверо скончалось, а остальные получили ранения различной степени тяжести. Гитлер выжил, тогда как его одежду разорвало в клочья. По одним данным, взрывную волну смягчил массивный дубовый стол. По другой версии, один из офицеров переставил упавший портфель подальше от Гитлера. Однако Штауффенберг, услышав взрыв и увидев пламя и дым в бараке, счёл, что Гитлер убит.

Около 13:00 Штауффенберг и Хафтен покинули «Вольфшанце». По пути на аэродром Хафтен выбросил второй пакет взрывчатки, который позднее был обнаружен гестапо.

В 13:15 самолёт вылетел в Рангсдорф под Берлином. Генерал войск связи Эрих Фельгибель отправил заговорщикам в Берлин следующее сообщение: «Произошло что-то ужасное: фюрер жив». Тем не менее в «Вольфшанце» была организована информационная блокада. Однако линии связи, зарезервированные для СС, остались нетронутыми, и уже в это время министру пропаганды Геббельсу стало известно о попытке покушения на Гитлера.

Около 15:00 начальник штаба связи генерал-лейтенант Фриц Тилле сообщил заговорщикам в Бендлерблоке о противоречивых сведениях из ставки фюрера. Тем временем, прилетев в Рангсдорф, Штауффенберг позвонил Ольбрихту и сообщил ему о том, что убил Гитлера. Ольбрихт не знал, кому верить. В этот момент с «Вольфшанце» была снята информационная блокада, и уже полным ходом шло расследование покушения на Гитлера.

В 16:00 Ольбрихт, преодолев сомнения, всё же отдал приказ о мобилизации в соответствии с планом «Валькирия». Однако генерал-полковник Фромм позвонил в ставку фельдмаршалу Вильгельму Кейтелю, который заверил его, что с Гитлером всё в порядке и спросил, где находится Штауффенберг. Фромм понял, что в «Вольфшанце» уже известно, куда ведут следы, и ему придется отвечать за действия своих подчиненных.

Провал

Ремер даёт интервью Паулю Кнуве в связи с событиями Июльского заговора

В 16:30 Штауффенберг и Хафтен наконец прибыли в Бендлерблок. Ольбрихт, Квирнхайм и Штауффенберг сразу же отправились к генерал-полковнику Фромму, который должен был подписать приказы, отданные по плану «Валькирия». Фромм уже знал, что Гитлер жив, он попытался их арестовать и сам был посажен под арест. В этот момент в войска были отправлены первые приказы, которые по ошибке получила и ставка Гитлера «Вольфшанце». В городской комендатуре Берлина комендант города генерал-лейтенант Пауль фон Хазе провел оперативное совещание.

В 17:00 командир охранного батальона «Großdeutschland» майор Отто-Эрнст Ремер, вернувшись из комендатуры, поставил задачу перед личным составом, который в соответствии с планом «Валькирия» должен был оцепить правительственный квартал. Вскоре после 17:00 по радио было передано первое сообщение о неудачной попытке покушения на Гитлера (следующее сообщение в 18:28 обошло весь мир).

Подразделения пехотной школы в Деберице под Берлином были приведены в полную боевую готовность, преподаватель тактики майор Якоб получил приказ со своей ротой занять Дом радио.

В 17:30 Геббельс объявил тревогу в учебном подразделении 1-й дивизии Лейбштандарте-СС «Адольф Гитлер», которое было приведено в состояние повышенной боевой готовности. Однако министр пропаганды хотел во что бы то ни стало избежать вооруженного конфликта между СС и частями вермахта.

Около 18:00 рота майора Якоба заняла Дом радио, который, тем не менее, продолжал вещание.

Между 18:35 и 19:00 после оцепления правительственного квартала майор Ремер направился в министерство пропаганды к Геббельсу, которого он должен был арестовать. Но у него возникли сомнения. Тем временем командующий войсками в оккупированной Франции генерал Штюльпнагель отдал приказ об аресте представителей СС, СД и Гестапо в Париже (подобные аресты были с успехом проведены также в Вене и Праге).

Двор штаба резерва сухопутных войск, где по приказу Фридриха Фромма были расстреляны Штауффенберг, Ольбрихт, Хафтен и фон Квирнхайм

Около 19:00 Геббельс попросил связать его с Гитлером и передал трубку майору Ремеру, чтобы тот убедился в том, что фюрер жив. Гитлер приказал Ремеру взять ситуацию в Берлине под контроль. После разговора с Гитлером Ремер развернул в служебной квартире Геббельса командный пункт и привлек на свою сторону дополнительные подразделения. Вышедшие из Крампница для поддержки заговорщиков учебные танковые части получили приказ подавить мятеж генералов. Генерал-полковник в отставке Людвиг Бек в телефонном разговоре с генерал-фельдмаршалом фон Клюге попытался привлечь того на сторону заговорщиков.

В 19:30 из Цоссена в Бендлерблок приехал генерал-фельдмаршал Вицлебен и отчитал Ольбрихта и Штауффенберга за неуверенные действия и упущенные возможности. Тем временем фельдмаршал фон Клюге, главнокомандующий на Западе, получив точные известия о том, что фюрер жив, отказался поддержать заговорщиков и снял Штюльпнагеля со своего поста.

В 22:30 в Париже вермахт начал аресты СС и СД. Это оказалась самая успешная операция 20 июля: без единого выстрела было арестовано 1200 человек. (Ночью всех пришлось выпустить на свободу, а операцию объявить военными учениями.)

Около 23:00 в Бендлерблоке ситуацией овладел освобождённый Фромм. С целью избавиться от свидетелей и спасти собственную жизнь он приказал арестовать и расстрелять главных заговорщиков. Генерал-полковник в отставке Бек получил возможность застрелиться, но после двух неудачных попыток один фельдфебель сделал выстрел из милосердия.

В 00:10 21 июля генерал от инфантерии Ольбрихт, полковник Квирнхайм, полковник Штауффенберг и обер-лейтенант Хафтен были расстреляны во дворе Бедлерблока.

Решающую роль в провале сыграл не только случай, спасший Гитлера, но и целый ряд серьёзных просчётов и половинчатых мер заговорщиков, а также выжидательная позиция многих из них.

Репрессии против участников заговора

Ворота тюрьмы Плётцензее (улица ныне носит имя Ольбрихта)

Роланд Фрейслер, председатель Народной судебной палаты

Следствием раскрытия заговора было усиление бдительности нацистов по отношению к вермахту: вооружённые силы были лишены относительной автономии от партии и СС, которой они пользовались раньше. 24 июля в армии было введено как обязательное нацистское приветствие, вместо традиционного отдания чести.

В ближайшие недели гестапо провело подробнейшее расследование дела. Все, кто имел хоть малейшее отношение к главным персонажам событий 20 июля, были арестованы или допрошены. Во время обысков были обнаружены дневники и переписка участников заговора: вскрылись предыдущие планы переворота и убийства фюрера; начались новые аресты упоминаемых там лиц. Был арестован и генерал-полковник Франц Гальдер, один из немногих, кому посчастливилось пережить (хотя и в концлагере) окончание войны и выйти на свободу. В соответствии с «древнегерманскими» законами о кровной вине (Sippenhaft) репрессиям подверглись и родственники заговорщиков (практически все они, кроме расстрелянного брата Штауффенберга — который, впрочем, и сам состоял в заговоре — пережили войну и смогли воссоединиться с отобранными детьми). 21 июля Тресков покончил с собой, имитировав гибель в бою: он подорвал себя гранатой на польском фронте под Белостоком и был похоронен как погибший офицер на родине (затем его тело вырыли из могилы и сожгли). На другом фронте — Западном — фельдмаршал Клюге, «умный Ганс» отравился 19 августа под Мецем, опасаясь участи Вицлебена, после того как Гитлер отозвал его с фронта. В октябре покончил с собой и был торжественно похоронен Эрвин Роммель, командир Штауффенберга в Африке, на которого рассчитывали заговорщики, но степень реальной связи которого с ними неясна. Ещё один фельдмаршал, косвенно причастный к заговору, Федор фон Бок, избежал преследования, но пережил Гитлера только на четыре дня: он погиб 4 мая 1945 года после того как его машина попала под обстрел английского штурмовика.

Лишь немногие из заговорщиков пытались бежать или отрицать вину. Над ними были учинены показательные процессы в Народной судебной палате (нем. Volksgerichtshof) под председательством Роланда Фрейслера, сочетавшего в своей особе судью и прокурора. Было арестовано 5000 человек[2] и около 200 казнено[3]. При этом не все имели отношение к делу 20 июля — гестапо часто сводило старые счёты. По приказу Гитлера большинство осуждённых казнили не на гильотине, как гражданских преступников, и не через расстрел, как военных — их вешали на рояльных струнах, прикреплённых к крюку мясника на потолке, в тюрьме Плётцензее. В отличие от обычного повешения, смерть наступала не от перелома шеи при падении и не от сравнительно быстрой асфиксии, а от растягивания шеи и медленного удушения. Эти казни снимались на киноплёнку под свет софитов. Возможно, фильмы потом демонстрировались в ставке Гитлера[4]; напротив по данным его адъютанта от Люфтваффе фон Белова, Гитлер не отдавал приказа вести съёмки и смотрел фотографии казнённых, которые ему приносил адьютант от СС Фегеляйн, с неохотой[5]. Эти съемки не сохранились (в отличие от киноматериалов о показательных судебных процессах).

8 августа был повешен 63-летний Вицлебен, 30 августа — пытавшийся застрелиться Штюльпнагель, 4 сентября — Лендорф-Штейнорт и Фелльгибель. 9 сентября к смертной казни приговорили пытавшегося скрыться и выданного хозяином гостиницы Гёрделера, однако гестапо ещё полгода подвергало его пыткам, чтобы выведать сообщников среди гражданского населения. 2 февраля ему отсекли голову, в тот же день в тюрьме Плетцензее был повешен Попиц.

Среди 200 казнённых был 1 фельдмаршал (Вицлебен), 19 генералов, 26 полковников, 2 посла, 7 дипломатов другого уровня, 1 министр, 3 государственных секретаря и шеф криминальной полиции рейха («Крипо», одного из управлений РСХА) группенфюрер СС/генерал-лейтенант полиции Артур Небе. Новые и новые процессы и казни шли практически безостановочно с августа по февраль. 3 февраля 1945, на другой день после казни Гёрделера и Попица, в здание Народного суда во время заседания попала американская бомба, и обрушившаяся с потолка балка убила Фрейслера. После гибели судьи процессы приостановились (12 марта был казнён Фридрих Фромм, чья измена лишь отсрочила казнь). Однако открытие в марте дневников Канариса с подробностями заговора в Абвере привело его, Остера и ещё несколько их товарищей, против которых ранее не было прямых улик, на виселицу; 8 апреля их казнили в концлагере Флоссенбюрг, всего за 22 дня до гибели Гитлера.

Заговор и современность

Участники заговора 20 июля являются в современной Германии национальными героями; их именами названы улицы, им поставлены памятники. Нередко в речах официальных лиц и СМИ Германии Штауффенберг и его единомышленники предстают поборниками демократии и прав человека, погибшими за их ценности. В действительности большинство участников заговора представляли традиционный прусский националистический консерватизм, иногда с монархическим уклоном (и были критичны по отношению к Веймарской республике), многие из них в общем поддерживали Вторую мировую войну и агрессивную политику Германии (но выступали против методов её ведения, ошибок Гитлера на втором её этапе и т. п.).

См. также

Источники

  • Joachim Fest, Plotting Hitler’s Death: The German Resistance to Hitler 1933—1945 (English edition Weidenfeld & Nicolson, 1996)
  • Ian Kershaw Hitler 1889—1936: Hubris (W.W.Norton, 1998)
  • Ian Kershaw Hitler 1936—1945: Nemesis (W.W.Norton, 2000)
  • Roger Manvell, Heinrich Frankel. The Canaris Conspiracy: The Secret Resistance to Hitler in the German Army (1969).

Фильмы

Примечания

  1. ↑ Joachim Fest, Plotting Hitler’s Death: The German Resistance to Hitler 1933—1945, 236
  2. ↑ По данным гестапо 7000; ср. William L. Shirer Rise and Fall of the Third Reich, ch. 29
  3. ↑ Ian Kershaw, Hitler 1936—1945: Nemesis, 693
  4. ↑ [Комментарий] // М. И. Васильчикова. Берлинский дневник; Энциклопедия Третьего рейха, ст. «Июльский заговор»
  5. ↑ Н. фон Белов. Я был адъютантом Гитлера

Wikimedia Foundation. 2010.

dic.academic.ru

Покушения на Гитлера - это... Что такое Покушения на Гитлера?

Заговор 20 июля — заговор Германского Сопротивления, прежде всего военных вермахта, с целью убийства Гитлера, государственного переворота и свержения нацистского правительства. Кульминацией заговора стало неудачное покушение на жизнь Гитлера 20 июля 1944. Следствием неудачи заговора стала казнь большинства его участников и подавление движения Сопротивления.

Первые заговоры

Группы заговорщиков, планировавшие антинацистский переворот, существовали в вермахте и военной разведке (Абвере) с 1938, то есть ещё до начала Второй мировой войны, и имели одной из целей её предотвращение. Уже с этого времени в рядах решительных противников Гитлера появляются ключевые фигуры Сопротивления и 20 июля: генерал-полковник Людвиг Бек, будущий генерал-фельдмаршал Эрвин фон Вицлебен, подполковник абвера Ханс Остер. Однако Мюнхенское соглашение перечеркнуло первоначальные планы свержения Гитлера.

С 1941 года группа заговорщиков во главе с полковником Хеннингом фон Тресковом, племянником фельдмаршала Федора фон Бока, действовала в штабе Группы армий Центр на Восточном фронте, то есть одним из центров оппозиции Гитлеру был штаб Группы, наступавшей на Москву. После поражения в битве под Москвой Браухич и фон Бок были уволены. Несмотря на это, в штаб-квартире «Центра» в Смоленске сохранялась группа Сопротивления, созданная Тресковом, и о её деятельности знал новый командир, Ганс Гюнтер фон Клюге.

Многие попытки этой группы убить Гитлера не увенчались успехом. 13 марта 1943 года во время посещения Гитлером Смоленска Тресков и его адьютант, лейтенант резерва Фабиан фон Шлабрендорф подложили в его самолет бомбу, в которой не сработало взрывное устройство. Через восемь дней барон Рудольф-Кристоф фон Герсдорф хотел взорвать себя вместе с Гитлером на выставке трофейной советской техники в цейхгаузе в Берлине, но тот преждевременно покинул выставку, а фон Герсдорф едва успел деактивировать детонатор.

Планы переворота — операция «Валькирия»

Весной 1942 года генерал Фридрих Ольбрихт, контролировавший сеть информации армии резерва, приступил к разработке нового плана переворота, который в свою очередь опирался на штатный план «Валькирия», рассчитанный на случай чрезвычайных ситуаций и внутренних беспорядков. Согласно этому плану (утверждённому самим Гитлером) в случае потери связи с руководством страны армия резерва подлежала мобилизации. Ольбрихт предложил немедля после убийства Гитлера ввести «Валькирию» в действие, мобилизовать армию резерва, разоружить СС и арестовать прочее нацистское руководство. «Валькирию» нельзя было осуществить без командующего армией резерва — генерал-полковника Фридриха Фромма, который, как и многие другие высокопоставленные военные, был посвящен в планы заговорщиков, но занимал выжидательную позицию.

К середине 1943 года произошёл решительный перелом в ходе войны, стало ясно, что Германия её проиграет. Заговорщики в армии и их гражданские союзники окончательно пришли к необходимости убить Гитлера. После этого Бек должен был стать президентом, Гёрделер — канцлером, Вицлебен — верховным главнокомандующим, а новое правительство попытаться заключить мир с западными союзниками. Таким образом, появится возможность избежать наихудшего, по их мнению, варианта исхода войны — вторжения в Германию армии СССР.

В августе 1943 года Тресков познакомился с подполковником графом Клаусом фон Штауффенбергом, которому было суждено стать самым известным участником заговора (и непосредственным исполнителем покушения на Гитлера). Штауффенберг служил в Северной Африке в войсках Роммеля, был там тяжело ранен, имел националистически-консервативные взгляды. К 1942 Штауффенберг разочаровался в нацизме и был убеждён, что Гитлер ведёт Германию к катастрофе. Однако по религиозным убеждениям он поначалу не считал, что фюрера надо убить. После Сталинградской битвы, он решил, что оставить Гитлера в живых будет бо́льшим злом. Тресков писал Штауффенбергу: «Покушение должно произойти любой ценой (фр. coûte que coûte); даже если мы потерпим неудачу — надо действовать. Ведь практическая сторона дела уже ничего не значит; дело только в том, что германское сопротивление пошло на решительный шаг перед глазами мира и истории. По сравнению с этим все остальное значения не имеет».[1]

1 июля 1944 года Штауффенберг был назначен начальником штаба армии резерва, который находился на Бендлерштрассе в Берлине (так называемый Бендлерблок; ныне улица носит имя Штауффенбергштрассе). В этом качестве он мог присутствовать на военных совещаниях как в ставке Гитлера «Вольфшанце», так и в Бергхофе под Берхтесгаденом, и ему предоставилась естественная возможность лично застрелить или взорвать диктатора. Даже те заговорщики, которые отрицали террор из моральных соображений, поняли, что эта последняя возможность. В то же время заговорщики вошли в контакт с командующим оккупационными войсками во Франции генералом Штюльпнагелем, который должен был после убийства Гитлера взять власть во Франции в свои руки и начать переговоры с союзниками.

Штауффенберг трижды присутствовал на совещании у Гитлера, и трижды покушение было отложено — 6 и 11 июля в Бергхофе под Берхтесгаденом и 15 июля в «Вольфшанце» в Восточной Пруссии. Поначалу заговорщики хотели вместе с Гитлером убить также Геринга и Гиммлера, которые на этих трех совещаниях не присутствовали. Но затем от этих планов пришлось отказаться. 20 июля около 7:00 Штауффенберг отбыл на курьерском самолете на очередное совещание в «Вольфшанце» с твердым намерением убить Гитлера.

Фельдмаршал Эрвин фон Вицлебен

Покушение

В 10:15 на аэродроме в Растенбурге (Восточная Пруссия) приземлился курьерский самолет из Берлина. Генерал-майор Штифф, полковник Штауффенберг и обер-лейтенант фон Хафтен отправились в ставку фюрера. В одном портфеле у них были бумаги, а в другом — два пакета взрывчатки и три химических детонатора. Их достал Штифф, который поехал в Мауэрвальд.

Совещание у Гитлера было назначено на 13:00, но из-за визита Муссолини перенесено на 12:30. Незадолго до этого после предварительной беседы с фельдмаршалом Кейтелем Штауффенберг в присутствии адьютанта Хафтена активировал детонатор. Историки до сих пор задаются вопросом, почему не был использован второй пакет: считал ли Штауффенберг, что одного достаточно, или хотел тем самым сократить количество жертв?

Совещание проходило не в бункере фюрера, в котором проводились дополнительные укрепления (при взрыве в бетонном помещении шансы остаться в живых были бы равны нулю), а в деревянном бараке. Штауффенберг поставил портфель со взрывчаткой под стол и под предлогом телефонного разговора с Берлином вышел.

Взрыв произошёл в 12:42. Вскоре после этого Штауффенбергу и Хафтену удалось покинуть зону оцепления № 1, так как у них были действительные документы. В 12:45 обе зоны оцепления были закрыты.

Из 24 человек, присутствовавших на совещании, четверо скончалось, а остальные получили ранения различной степени тяжести. Гитлер выжил, тогда как его одежду разорвало в клочья. По одним данным, взрывную волну смягчил массивный дубовый стол. По другой версии, один из офицеров переставил упавший портфель подальше от Гитлера. Однако Штауффенберг, услышав взрыв и увидев пламя и дым в бараке, счёл, что Гитлер убит.

Около 13:00 Штауффенберг и Хафтен покинули «Вольфшанце». По пути на аэродром Хафтен выбросил второй пакет взрывчатки, который позднее был обнаружен гестапо.

В 13:15 самолёт вылетел в Рангсдорф под Берлином. Генерал войск связи Эрих Фельгибель отправил заговорщикам в Берлин следующее сообщение: «Произошло что-то ужасное: фюрер жив». Тем не менее в «Вольфшанце» была организована информационная блокада. Однако линии связи, зарезервированные для СС, остались нетронутыми, и уже в это время министру пропаганды Геббельсу стало известно о попытке покушения на Гитлера.

Около 15:00 начальник штаба связи генерал-лейтенант Фриц Тилле сообщил заговорщикам в Бендлерблоке о противоречивых сведениях из ставки фюрера. Тем временем, прилетев в Рангсдорф, Штауффенберг позвонил Ольбрихту и сообщил ему о том, что убил Гитлера. Ольбрихт не знал, кому верить. В этот момент с «Вольфшанце» была снята информационная блокада, и уже полным ходом шло расследование покушения на Гитлера.

В 16:00 Ольбрихт, преодолев сомнения, всё же отдал приказ о мобилизации в соответствии с планом «Валькирия». Однако генерал-полковник Фромм позвонил в ставку фельдмаршалу Вильгельму Кейтелю, который заверил его, что с Гитлером всё в порядке и спросил, где находится Штауффенберг. Фромм понял, что в «Вольфшанце» уже известно, куда ведут следы, и ему придется отвечать за действия своих подчиненных.

Провал

Ремер даёт интервью Паулю Кнуве в связи с событиями Июльского заговора

В 16:30 Штауффенберг и Хафтен наконец прибыли в Бендлерблок. Ольбрихт, Квирнхайм и Штауффенберг сразу же отправились к генерал-полковнику Фромму, который должен был подписать приказы, отданные по плану «Валькирия». Фромм уже знал, что Гитлер жив, он попытался их арестовать и сам был посажен под арест. В этот момент в войска были отправлены первые приказы, которые по ошибке получила и ставка Гитлера «Вольфшанце». В городской комендатуре Берлина комендант города генерал-лейтенант Пауль фон Хазе провел оперативное совещание.

В 17:00 командир охранного батальона «Großdeutschland» майор Отто-Эрнст Ремер, вернувшись из комендатуры, поставил задачу перед личным составом, который в соответствии с планом «Валькирия» должен был оцепить правительственный квартал. Вскоре после 17:00 по радио было передано первое сообщение о неудачной попытке покушения на Гитлера (следующее сообщение в 18:28 обошло весь мир).

Подразделения пехотной школы в Деберице под Берлином были приведены в полную боевую готовность, преподаватель тактики майор Якоб получил приказ со своей ротой занять Дом радио.

В 17:30 Геббельс объявил тревогу в учебном подразделении 1-й дивизии Лейбштандарте-СС «Адольф Гитлер», которое было приведено в состояние повышенной боевой готовности. Однако министр пропаганды хотел во что бы то ни стало избежать вооруженного конфликта между СС и частями вермахта.

Около 18:00 рота майора Якоба заняла Дом радио, который, тем не менее, продолжал вещание.

Между 18:35 и 19:00 после оцепления правительственного квартала майор Ремер направился в министерство пропаганды к Геббельсу, которого он должен был арестовать. Но у него возникли сомнения. Тем временем командующий войсками в оккупированной Франции генерал Штюльпнагель отдал приказ об аресте представителей СС, СД и Гестапо в Париже (подобные аресты были с успехом проведены также в Вене и Праге).

Двор штаба резерва сухопутных войск, где по приказу Фридриха Фромма были расстреляны Штауффенберг, Ольбрихт, Хафтен и фон Квирнхайм

Около 19:00 Геббельс попросил связать его с Гитлером и передал трубку майору Ремеру, чтобы тот убедился в том, что фюрер жив. Гитлер приказал Ремеру взять ситуацию в Берлине под контроль. После разговора с Гитлером Ремер развернул в служебной квартире Геббельса командный пункт и привлек на свою сторону дополнительные подразделения. Вышедшие из Крампница для поддержки заговорщиков учебные танковые части получили приказ подавить мятеж генералов. Генерал-полковник в отставке Людвиг Бек в телефонном разговоре с генерал-фельдмаршалом фон Клюге попытался привлечь того на сторону заговорщиков.

В 19:30 из Цоссена в Бендлерблок приехал генерал-фельдмаршал Вицлебен и отчитал Ольбрихта и Штауффенберга за неуверенные действия и упущенные возможности. Тем временем фельдмаршал фон Клюге, главнокомандующий на Западе, получив точные известия о том, что фюрер жив, отказался поддержать заговорщиков и снял Штюльпнагеля со своего поста.

В 22:30 в Париже вермахт начал аресты СС и СД. Это оказалась самая успешная операция 20 июля: без единого выстрела было арестовано 1200 человек. (Ночью всех пришлось выпустить на свободу, а операцию объявить военными учениями.)

Около 23:00 в Бендлерблоке ситуацией овладел освобождённый Фромм. С целью избавиться от свидетелей и спасти собственную жизнь он приказал арестовать и расстрелять главных заговорщиков. Генерал-полковник в отставке Бек получил возможность застрелиться, но после двух неудачных попыток один фельдфебель сделал выстрел из милосердия.

В 00:10 21 июля генерал от инфантерии Ольбрихт, полковник Квирнхайм, полковник Штауффенберг и обер-лейтенант Хафтен были расстреляны во дворе Бедлерблока.

Решающую роль в провале сыграл не только случай, спасший Гитлера, но и целый ряд серьёзных просчётов и половинчатых мер заговорщиков, а также выжидательная позиция многих из них.

Репрессии против участников заговора

Ворота тюрьмы Плётцензее (улица ныне носит имя Ольбрихта)

Роланд Фрейслер, председатель Народной судебной палаты

Следствием раскрытия заговора было усиление бдительности нацистов по отношению к вермахту: вооружённые силы были лишены относительной автономии от партии и СС, которой они пользовались раньше. 24 июля в армии было введено как обязательное нацистское приветствие, вместо традиционного отдания чести.

В ближайшие недели гестапо провело подробнейшее расследование дела. Все, кто имел хоть малейшее отношение к главным персонажам событий 20 июля, были арестованы или допрошены. Во время обысков были обнаружены дневники и переписка участников заговора: вскрылись предыдущие планы переворота и убийства фюрера; начались новые аресты упоминаемых там лиц. Был арестован и генерал-полковник Франц Гальдер, один из немногих, кому посчастливилось пережить (хотя и в концлагере) окончание войны и выйти на свободу. В соответствии с «древнегерманскими» законами о кровной вине (Sippenhaft) репрессиям подверглись и родственники заговорщиков (практически все они, кроме расстрелянного брата Штауффенберга — который, впрочем, и сам состоял в заговоре — пережили войну и смогли воссоединиться с отобранными детьми). 21 июля Тресков покончил с собой, имитировав гибель в бою: он подорвал себя гранатой на польском фронте под Белостоком и был похоронен как погибший офицер на родине (затем его тело вырыли из могилы и сожгли). На другом фронте — Западном — фельдмаршал Клюге, «умный Ганс» отравился 19 августа под Мецем, опасаясь участи Вицлебена, после того как Гитлер отозвал его с фронта. В октябре покончил с собой и был торжественно похоронен Эрвин Роммель, командир Штауффенберга в Африке, на которого рассчитывали заговорщики, но степень реальной связи которого с ними неясна. Ещё один фельдмаршал, косвенно причастный к заговору, Федор фон Бок, избежал преследования, но пережил Гитлера только на четыре дня: он погиб 4 мая 1945 года после того как его машина попала под обстрел английского штурмовика.

Лишь немногие из заговорщиков пытались бежать или отрицать вину. Над ними были учинены показательные процессы в Народной судебной палате (нем. Volksgerichtshof) под председательством Роланда Фрейслера, сочетавшего в своей особе судью и прокурора. Было арестовано 5000 человек[2] и около 200 казнено[3]. При этом не все имели отношение к делу 20 июля — гестапо часто сводило старые счёты. По приказу Гитлера большинство осуждённых казнили не на гильотине, как гражданских преступников, и не через расстрел, как военных — их вешали на рояльных струнах, прикреплённых к крюку мясника на потолке, в тюрьме Плётцензее. В отличие от обычного повешения, смерть наступала не от перелома шеи при падении и не от сравнительно быстрой асфиксии, а от растягивания шеи и медленного удушения. Эти казни снимались на киноплёнку под свет софитов. Возможно, фильмы потом демонстрировались в ставке Гитлера[4]; напротив по данным его адъютанта от Люфтваффе фон Белова, Гитлер не отдавал приказа вести съёмки и смотрел фотографии казнённых, которые ему приносил адьютант от СС Фегеляйн, с неохотой[5]. Эти съемки не сохранились (в отличие от киноматериалов о показательных судебных процессах).

8 августа был повешен 63-летний Вицлебен, 30 августа — пытавшийся застрелиться Штюльпнагель, 4 сентября — Лендорф-Штейнорт и Фелльгибель. 9 сентября к смертной казни приговорили пытавшегося скрыться и выданного хозяином гостиницы Гёрделера, однако гестапо ещё полгода подвергало его пыткам, чтобы выведать сообщников среди гражданского населения. 2 февраля ему отсекли голову, в тот же день в тюрьме Плетцензее был повешен Попиц.

Среди 200 казнённых был 1 фельдмаршал (Вицлебен), 19 генералов, 26 полковников, 2 посла, 7 дипломатов другого уровня, 1 министр, 3 государственных секретаря и шеф криминальной полиции рейха («Крипо», одного из управлений РСХА) группенфюрер СС/генерал-лейтенант полиции Артур Небе. Новые и новые процессы и казни шли практически безостановочно с августа по февраль. 3 февраля 1945, на другой день после казни Гёрделера и Попица, в здание Народного суда во время заседания попала американская бомба, и обрушившаяся с потолка балка убила Фрейслера. После гибели судьи процессы приостановились (12 марта был казнён Фридрих Фромм, чья измена лишь отсрочила казнь). Однако открытие в марте дневников Канариса с подробностями заговора в Абвере привело его, Остера и ещё несколько их товарищей, против которых ранее не было прямых улик, на виселицу; 8 апреля их казнили в концлагере Флоссенбюрг, всего за 22 дня до гибели Гитлера.

Заговор и современность

Участники заговора 20 июля являются в современной Германии национальными героями; их именами названы улицы, им поставлены памятники. Нередко в речах официальных лиц и СМИ Германии Штауффенберг и его единомышленники предстают поборниками демократии и прав человека, погибшими за их ценности. В действительности большинство участников заговора представляли традиционный прусский националистический консерватизм, иногда с монархическим уклоном (и были критичны по отношению к Веймарской республике), многие из них в общем поддерживали Вторую мировую войну и агрессивную политику Германии (но выступали против методов её ведения, ошибок Гитлера на втором её этапе и т. п.).

См. также

Источники

  • Joachim Fest, Plotting Hitler’s Death: The German Resistance to Hitler 1933—1945 (English edition Weidenfeld & Nicolson, 1996)
  • Ian Kershaw Hitler 1889—1936: Hubris (W.W.Norton, 1998)
  • Ian Kershaw Hitler 1936—1945: Nemesis (W.W.Norton, 2000)
  • Roger Manvell, Heinrich Frankel. The Canaris Conspiracy: The Secret Resistance to Hitler in the German Army (1969).

Фильмы

Примечания

  1. ↑ Joachim Fest, Plotting Hitler’s Death: The German Resistance to Hitler 1933—1945, 236
  2. ↑ По данным гестапо 7000; ср. William L. Shirer Rise and Fall of the Third Reich, ch. 29
  3. ↑ Ian Kershaw, Hitler 1936—1945: Nemesis, 693
  4. ↑ [Комментарий] // М. И. Васильчикова. Берлинский дневник; Энциклопедия Третьего рейха, ст. «Июльский заговор»
  5. ↑ Н. фон Белов. Я был адъютантом Гитлера

Wikimedia Foundation. 2010.

dic.academic.ru

Заговор 20 июля

Заговор 20 июля («Заговор генералов») — заговор германского Сопротивления, прежде всего военных вермахта, с целью убийства Гитлера, государственного переворота и свержения нацистского правительства. Кульминацией заговора стало неудачное покушение на жизнь Гитлера 20 июля 1944 года. Следствием неудачи заговора стали казнь большинства его участников и репрессии против других участников немецкого Сопротивления.

Группы заговорщиков, планировавшие антинацистский переворот, существовали в вермахте и военной разведке (абвере) с 1938 года и имели своей целью отказ от агрессивной внешней политики Германии и предотвращение будущей войны, к которой, как считало большинство заговорщиков, Германия не готова. Кроме того, многие военные восприняли как унижение вермахта усиление СС и случившееся в 1938 году дело Фрича — Бломберга. Заговорщики планировали смещение Гитлера после отдачи им приказа о нападении на Чехословакию, создание временного правительства, а впоследствии проведение демократических выборов. В число недовольных входили генерал-полковник Людвиг Бек, подавший в отставку с поста начальника штаба сухопутных войск 18 августа 1938 года в знак несогласия с политикой Гитлера, новый начальник штаба Франц Гальдер, будущие генерал-фельдмаршалы Эрвин фон Вицлебен и Вальтер фон Браухич, генералы Эрих Гёпнер и Вальтер фон Брокдорф-Алефельд, глава абвера Вильгельм Франц Канарис, подполковник абвера Ханс Остер, а также министр финансов Пруссии Йоханнес Попиц, банкир Яльмар Шахт, бывший бургомистр Лейпцига Карл Гёрделер и дипломат Ульрих фон Хассель. Гёрделер регулярно путешествовал по Европе, встречаясь с видными политиками. По поручению Остера один из заговорщиков, Эвальд фон Клейст-Шменцин, 18 августа, в разгар кризиса, летал в Лондон, чтобы предупредить британских политиков об агрессивных намерениях Гитлера. Переворот планировался на последние дни сентября 1938 года, но утром 28 сентября планы заговорщиков спутало сообщение о том, что британский премьер-министр Невилл Чемберлен согласился приехать в Германию и провести переговоры с Гитлером, а Великобритания не будет объявлять войну Германии. Подписанное вслед за тем Мюнхенское соглашение сделало основную цель переворота — предотвращение вооружённого столкновения — выполненной.

Планы смещения Гитлера существовали и в дальнейшем, однако из-за нерешительности заговорщиков (в первую очередь, Браухича и Гальдера) ни один из них не был осуществлён. С началом войны военные, в особенности на восточном фронте, также были вынуждены закрывать глаза на жестокости в отношении мирного населения и военнопленных (деятельность айнзатцгрупп, «указ о комиссарах» и др.), а в некоторых случаях — и самостоятельно проводить те или иные меры. С 1941 года группа заговорщиков во главе с полковником Хеннингом фон Тресковом, племянником фельдмаршала Федора фон Бока, действовала в штабе Группы армий Центр на Восточном фронте. Тресков был убеждённым противником нацистского режима и последовательно назначал в свой штаб людей, разделявших его взгляды. Среди них были полковник барон Рудольф-Кристоф фон Герсдорф, лейтенант резерва Фабиан фон Шлабрендорф, ставший адъютантом Трескова, братья Георг и Филипп фон Бёзелагеры. Фон Бок также был недоволен политикой Гитлера, но отказывался от поддержки заговора в любой форме. После поражения в битве под Москвой Браухич и фон Бок были уволены, а командиром «Центра» назначен Ганс Гюнтер фон Клюге. В штаб-квартире «Центра» в Смоленске сохранялась группа Сопротивления, созданная Тресковом. Через Шлабрендорфа она поддерживала контакты с Беком, Гёрделером и Остером. Гёрделер и Тресков также пытались привлечь в заговор фон Клюге и считали, что он находится на их стороне.

Осенью 1942 года был снят с должности Гальдер, что лишило заговорщиков связи с Верховным командованием сухопутных войск. Однако вскоре Остер смог привлечь начальника Общевойскового управления Верховного командования сухопутных войск и заместителя командующего резервной армией генерала Фридриха Ольбрихта. Резервная армия была боеспособным подразделением, предназначавшимся, в частности, для подавления беспорядков внутри Германии. В течение 1942 года план заговора эволюционировал в двухступенчатую операцию, включавшую убийство Гитлера силами заговорщиков и захват основных коммуникаций и подавление сопротивления СС резервной армией.

Многочисленные попытки группы Трескова убить Гитлера не увенчались успехом. 13 марта 1943 года во время посещения Гитлером Смоленска Тресков и его адъютант, фон Шлабрендорф подложили в его самолет бомбу, в которой не сработало взрывное устройство. Через восемь дней фон Герсдорф хотел взорвать себя вместе с Гитлером на выставке трофейной советской техники в цейхгаузе в Берлине, но тот преждевременно покинул выставку, а фон Герсдорф едва успел деактивировать детонатор.

План «Валькирия»

С зимы 1941—1942 годов Ольбрихт работал над планом «Валькирия», рассчитанным на случай чрезвычайных ситуаций и внутренних беспорядков. Согласно этому плану армия резерва подлежала мобилизации в случае массовых акций саботажа, восстания военнопленных и в аналогичных ситуациях. План был одобрен Гитлером. Позднее Ольбрихт тайно изменил план «Валькирия» с расчётом на то, чтобы при попытке переворота резервная армия стала орудием в руках заговорщиков. После убийства Гитлера она должна была занять ключевые объекты в Берлине, разоружить СС и арестовать прочее нацистское руководство. Предполагалось, что командующий резервной армией генерал-полковник Фридрих Фромм присоединится к заговору или будет смещён, и в этом случае командование возьмёт на себя Гёпнер. Фромм был осведомлён о существовании заговора, но занимал выжидательную позицию. Одновременно с вводом в действие резервной армии входивший в заговор начальник службы связи вермахта Эрих Фельгибель вместе с некоторыми доверенными подчинёнными должен был обеспечить блокировку ряда правительственных линий связи, одновременно поддерживая те из них, которые использовались заговорщиками.

Гёрделер выступал за сохранение жизни Гитлера. Обсуждались различные варианты такого сценария (в частности, взятие Гитлера в заложники или отключение линий связи и изоляция Гитлера от внешнего мира на время переворота), но ещё весной 1943 года заговорщики пришли к выводу, что все они нецелесообразны. После убийства Гитлера планировалось сформировать временное правительство: Бек должен был стать главой государства (президентом или монархом), Гёрделер — канцлером, Вицлебен — верховным главнокомандующим. Задачами нового правительства были заключение мира с западными державами и продолжение войны против СССР, а также проведение демократических выборов внутри Германии. Гёрделер и Бек разработали более подробный проект устройства посленацистской Германии, основывавшийся на их консервативных монархических взглядах. В частности, они полагали, что народное представительство следует ограничить (нижняя палата парламента будет формироваться в результате непрямых выборов, а верхняя, в которую войдут представители земель, — вообще без выборов), а главой государства должен быть монарх.

В августе 1943 года Тресков познакомился с подполковником графом Клаусом фон Штауффенбергом, которому было суждено стать самым известным участником заговора (и непосредственным исполнителем покушения на Гитлера). Штауффенберг служил в Северной Африке в войсках Роммеля, был там тяжело ранен, имел националистически-консервативные взгляды. К 1942 году Штауффенберг разочаровался в нацизме и был убеждён, что Гитлер ведёт Германию к катастрофе. Однако по религиозным убеждениям он поначалу не считал, что фюрера надо убить. После Сталинградской битвы он изменил свое мнение и решил, что оставить Гитлера в живых будет бо́льшим злом. Тресков писал Штауффенбергу: «Покушение должно произойти любой ценой (фр. coûte que coûte); даже если мы потерпим неудачу — надо действовать. Ведь практическая сторона дела уже ничего не значит; дело только в том, что германское сопротивление пошло на решительный шаг перед глазами мира и истории. По сравнению с этим все остальное значения не имеет».

Попытки покушений первой половины июля

В июне 1944 года Штауффенберг был назначен начальником штаба армии резерва, который находился на Бендлерштрассе в Берлине (так называемый Бендлерблок; ныне улица носит имя Штауффенбергштрассе). В этом качестве он мог присутствовать на военных совещаниях как в ставке Гитлера «Вольфшанце» в Восточной Пруссии, так и в резиденции Бергхоф под Берхтесгаденом. 1 июля ему также было присвоено звание полковника. В то же время заговорщики вошли в контакт с командующим оккупационными войсками во Франции генералом Штюльпнагелем, который должен был после убийства Гитлера взять власть во Франции в свои руки и начать переговоры с союзниками. 3 июля генералы Вагнер, Линдеманн, Штифф и Фельгибель провели совещание в отеле «Берхтесгаденер Хоф». В частности, обсуждался порядок отключения правительственных линий связи Фельгибелем после взрыва.

6 июля Штауффенберг доставил бомбу в Бергхоф, однако покушение не состоялось. Штифф позднее на допросе показал, что отговорил Штауффенберга от попытки убить Гитлера тогда. По другим данным, Штифф должен был взорвать бомбу сам на следующий день на оружейной выставке в замке Клессхайм около Зальцбурга. 11 июля Штауффенберг присутствовал на совещании в Бергхофе с бомбой английского производства, но не активировал её. Ранее заговорщики решили, что вместе с Гитлером необходимо устранить Геринга, официального преемника Гитлера, и Гиммлера, руководителя СС, а они оба не присутствовали на совещании. Вечером Штауффенберг встретился с Беком и Ольбрихтом и убедил их, что в следующий раз покушение надо проводить независимо от того, будут ли присутствовать Геринг и Гиммлер.

15 июля Штауффенберг делал доклад о состоянии резервов на совещании в «Вольфшанце». За два часа до начала совещания Ольбрихт отдал приказ о начале операции «Валькирия» и выдвижении резервной армии в направлении правительственного квартала на Вильгельмштрассе. Штауффенберг сделал доклад и вышел переговорить по телефону с Ольбрихтом. Когда он вернулся, Гитлер уже покинул совещание. Штауффенберг уведомил Ольбрихта о неудаче, и тот отменил приказ и вернул войска в казармы.

События 20 июля

Покушение

20 июля около 7:00 Штауффенберг вместе со своим адъютантом обер-лейтенантом Вернером фон Хефтеном и генерал-майором Гельмутом Штиффом на курьерском самолёте Junkers Ju 52 вылетел с аэродрома в Рангсдорфе в ставку Гитлера. В одном портфеле у них были бумаги для доклада о создании двух новых дивизий из резервистов, которые требовались на Восточном фронте, а в другом — два пакета взрывчатки и три химических детонатора. Для того, чтобы бомба взорвалась, требовалось разбить стеклянную ампулу, тогда находившаяся в ней кислота за десять минут разъедала проволоку, высвобождавшую боёк. После этого срабатывал детонатор.

Самолёт приземлился в 10:15 на аэродроме в Растенбурге (Восточная Пруссия). Штифф, Штауффенберг и фон Хефтен на машине отправились в ставку фюрера. По прибытии Штауффенберг позавтракал со штабными офицерами и переговорил с несколькими военными. В начале первого Кейтель объявил, что из-за визита Муссолини совещание переносится с 13:00 на 12:30, а доклад Штауффенберга сокращается. Кроме того, совещание было перенесено из подземного бункера, где поражающая сила от взрыва была бы гораздо больше, в деревянное казарменное помещение. Перед началом совещания Штауффенберг вместе с Хефтеном отпросился в приёмную и плоскогубцами раздавил ампулу, активировав детонатор. Один из офицеров поторопил Штауффенберга, поэтому тот не успел активировать вторую бомбу и фон Хефтен забрал её компоненты с собой.

Когда Штауффенберг вошёл, он попросил адъютанта Кейтеля фон Фрейенда дать ему место у стола поближе к Гитлеру. Он встал рядом с полковником Брандтом и поставил портфель под стол в паре метров от Гитлера, прислонив его к массивной деревянной тумбе, поддерживавшей стол. После этого под предлогом телефонного разговора Штауффенберг вышел. Брандт пересел ближе к Гитлеру и передвинул мешавший ему портфель по другую сторону тумбы, которая теперь защищала Гитлера. Перед отъездом, пока Штауффенберг искал машину, он зашёл к Фельгибелю и они вместе наблюдали взрыв. Затем Штауффенберг, находившийся в уверенности, что Гитлер мёртв, выехал. Он успел покинуть зону оцепления до того, как она была полностью закрыта. На последнем КПП Штауффенберга задержал офицер, но получив от адъютанта коменданта подтверждение, разрешил ехать.

Взрыв произошёл в 12:42. Из 24 человек, присутствовавших на совещании, четверо — генералы Шмундт и Кортен, полковник Брандт и стенографист Бергер — скончались, а остальные получили ранения различной степени тяжести. Гитлер получил многочисленные осколочные ранения, ожоги ног и повреждения барабанных перепонок, был контужен и временно оглох, правая рука была временно парализована. У него были опалены волосы, а брюки разорвало в клочья.

Около 13:00 Штауффенберг и Хефтен покинули «Вольфшанце». По пути на аэродром Хефтен выбросил второй пакет взрывчатки, который позднее был обнаружен гестапо. В 13:15 самолёт вылетел в Рангсдорф. Фельгибель отправил своему начальнику штаба генерал-лейтенанту Фрицу Тилле в Берлин сообщение: «Произошло что-то ужасное. Фюрер жив». Предположительно, сообщение было составлено таким образом, чтобы не раскрылась роль Фельгибеля и получателей сообщения: линии связи могли прослушиваться. Одновременно ещё один заговорщик, генерал Эдуард Вагнер, уведомил о покушении Париж. Затем была организована информационная блокада «Вольфшанце». Однако линии связи, зарезервированные для СС, остались нетронутыми, и уже в это время министру пропаганды Геббельсу стало известно о попытке покушения на Гитлера.

Около 15:00 Тилле сообщил заговорщикам в Бендлерблоке о противоречивых сведениях из ставки фюрера. Тем временем, прилетев в Рангсдорф, Штауффенберг позвонил Ольбрихту и полковнику Хофакеру из штаба Штюльпнагеля и сообщил им, что убил Гитлера. Ольбрихт не знал, кому верить. В этот момент с «Вольфшанце» была снята информационная блокада, и уже полным ходом шло расследование покушения на Гитлера.

В 16:00 Ольбрихт, преодолев сомнения, всё же отдал приказ о мобилизации в соответствии с планом «Валькирия». Однако генерал-полковник Фромм позвонил в ставку фельдмаршалу Вильгельму Кейтелю, который заверил его, что с Гитлером всё в порядке и спросил, где находится Штауффенберг. Фромм понял, что в «Вольфшанце» уже известно, куда ведут следы, и ему придется отвечать за действия своих подчиненных.

Провал заговора

В 16:30 Штауффенберг и Хефтен наконец прибыли в Бендлерблок. Ольбрихт, Квирнхайм и Штауффенберг сразу же отправились к генерал-полковнику Фромму, который должен был подписать приказы, отданные по плану «Валькирия». Фромм уже знал, что Гитлер жив, он попытался их арестовать и сам был посажен под арест. В этот момент в войска были отправлены первые приказы, которые по ошибке получила и ставка Гитлера «Вольфшанце». В городской комендатуре Берлина комендант города генерал-лейтенант Пауль фон Хазе провел оперативное совещание.

В 17:00 командир охранного батальона «Großdeutschland» майор Отто-Эрнст Ремер, вернувшись из комендатуры, поставил задачу перед личным составом, который в соответствии с планом «Валькирия» должен был оцепить правительственный квартал. Вскоре после 17:00 по радио было передано первое сообщение о неудачной попытке покушения на Гитлера (следующее сообщение в 18:28 обошло весь мир).

Подразделения пехотной школы в Деберице под Берлином были приведены в полную боевую готовность, преподаватель тактики майор Якоб получил приказ со своей ротой занять Дом радио.

В 17:30 Геббельс объявил тревогу в учебном подразделении 1-й дивизии Лейбштандарте-СС «Адольф Гитлер», которое было приведено в состояние повышенной боевой готовности. Однако министр пропаганды хотел во что бы то ни стало избежать вооруженного конфликта между СС и частями вермахта.

Тогда же в 17:30 в штаб заговорщиков в сопровождении четырёх эсэсовцев явился оберфюрер СС, полковник полиции Гумберт Ахамер-Пифрадер. Он заявил, что по личному поручению начальника Главного управления имперской безопасности Эрнста Кальтенбруннера ему надлежит выяснить у Штауффенберга причины его поспешного возвращения в Берлин из ставки Гитлера. Вместо объяснений Штауффенберг арестовал Ахамер-Пифрадера вместе с сопровождавшими его лицами и посадил под замок в одну комнату к уже арестованным заговорщиками генерал-полковнику Фромму и генералу Корцфляйшу.

Около 18:00 рота майора Якоба заняла Дом радио, который, тем не менее, продолжал вещание.

Между 18:35 и 19:00 после оцепления правительственного квартала майор Ремер направился в министерство пропаганды к Геббельсу, которого он должен был арестовать. Но у него возникли сомнения. Около 19:00 Геббельс попросил связать его с Гитлером и передал трубку майору Ремеру, чтобы тот убедился в том, что фюрер жив. Гитлер приказал Ремеру взять ситуацию в Берлине под контроль. После разговора с Гитлером Ремер развернул в служебной квартире Геббельса командный пункт и привлек на свою сторону дополнительные подразделения. Вышедшие из Крампница для поддержки заговорщиков учебные танковые части получили приказ подавить мятеж генералов. В 19:30 из Цоссена в Бендлерблок приехал генерал-фельдмаршал Вицлебен и отчитал Ольбрихта и Штауффенберга за неуверенные действия и упущенные возможности.

Фромму, переведённому в его личный кабинет, разрешили принять трёх офицеров из его штаба в отсутствие охраны. Фромм провёл офицеров через задний выход и приказал им привести подмогу. Тем временем части под командованием Ремера начали одерживать верх над верными заговорщикам частями армии резерва. Когда Ольбрихт начал готовить Бендлеблок к обороне, несколько офицеров во главе с полковником Францем Гербером потребовали от Ольбрихта объяснений. После уклончивого ответа Ольбрихта они вернулись вооружёнными и арестовали его. Помощник Ольбрихта позвал Штауффенберга и Хефтена, чтобы разобраться в ситуации, началась перестрелка и Штауффенберг был ранен в левую руку. В течение десяти минут Гербер задержал всех заговорщиков и освободил из-под стражи Фромма.

Около 23:30 (по другим источникам, в начале одиннадцатого) Фромм объявил, что заговорщики находятся под арестом. Бек с разрешения Фромма попытался застрелиться, но только нанёс себе лёгкую рану. Фромм объявил, что военным трибуналом приговорил Штауффенберга, Ольбрихта, Квирнхайма и Хефтена к смерти. В начале первого все четверо были расстреляны во дворе Бедлерблока. Одновременно Бек сделал повторный выстрел, снова остался жив и его, по приказу Фромма, застрелил один из охранников. В 00:21 Фромм отправил Гитлеру телеграмму, в которой извещал, что подавил путч. Расстреливая заговорщиков, Фромм предположительно стремился продемонстрировать лояльность Гитлеру и одновременно уничтожить свидетелей. Прибывший позднее Скорцени распорядился прекратить дальнейшие казни.

Одновременно вечером командующий войсками в оккупированной Франции генерал Штюльпнагель отдал приказ об аресте представителей СС, СД и гестапо в Париже. Это оказалась самая успешная операция 20 июля: к 22:30 без единого выстрела было арестовано 1200 человек, включая руководителя СС в Париже генерал-майора СС Карла Оберга. Заговорщики собрались в штабе в отеле «Рафаэль», а Штюльпнагель отправился в пригород Ла-Рош-Гвион, где находился фон Клюге, и безуспешно пытался убедить его перейти на их сторону. В одиннадцатом часу до Парижа дозвонился Штауффенберг и сообщил, что в Берлине восстание кончилось провалом. Ночью Штюльпнагель получил уведомление, что он отстранён от командования, а верный Гитлеру адмирал Кранке готов направить на подавление путча моряков, и отдал приказ освободить эсесовцев. Вскоре в «Рафаэле» началось совместное братание военных и эсесовцев с распитием шампанского.

Решающую роль в провале сыграл не только случай, спасший Гитлера, но и целый ряд серьёзных просчётов и половинчатых мер заговорщиков, а также выжидательная позиция многих из них.

Репрессии, казни

В ночь после заговора Гитлер выступил по радио с обращением к нации, обещая жестоко покарать всех участников мятежа. В ближайшие недели гестапо провело подробнейшее расследование дела. Все, кто имел хоть малейшее отношение к главным участникам событий 20 июля, были арестованы или допрошены. Во время обысков были обнаружены дневники и переписка участников заговора, вскрылись предыдущие планы переворота и убийства фюрера; начались новые аресты упоминаемых там лиц. При этом не все имели отношение к делу 20 июля — гестапо часто сводило старые счёты. Гитлер лично проинструктировал председателя Народной судебной палаты Роланда Фрейслера, что суд должен быть быстрым, а подсудимые должны быть повешены, «как скот на бойне».

По приказу Гитлера большинство осуждённых казнили не на гильотине, как гражданских преступников, и не через расстрел, как военных, — их вешали на рояльных струнах, прикреплённых к крюку мясника на потолке, в тюрьме Плётцензее. В отличие от обычного повешения, смерть наступала не от перелома шеи при падении и не от сравнительно быстрого удушья, а от растягивания шеи и медленного удушения. Гитлер приказал превратить суд над заговорщиками и казнь в унизительные мучения, заснять фильм и сфотографировать. Эти казни снимались на киноплёнку под свет софитов. Впоследствии он лично смотрел этот фильм, а также приказывал показывать его солдатам для поднятия боевого духа. По утверждению адъютанта Гитлера от люфтваффе фон Белова, Гитлер не отдавал приказа вести съёмки и смотрел фотографии казнённых, которые ему приносил адъютант от СС Фегеляйн, с неохотой. В отличие от киноматериалов о показательных судебных процессах, съёмки казней не сохранились.

21 июля Тресков покончил с собой, имитировав гибель в бою: он подорвал себя гранатой на польском фронте под Белостоком и был похоронен как погибший офицер на родине (затем его тело вырыли из могилы и сожгли). Первый процесс над Вицлебеном, Гёпнером и ещё шестью участниками заговора прошёл 7—8 августа. 8 августа все были повешены. В общей сложности по приговору Народной палаты было приговорено к смерти до 200 человек. Уильям Ширер приводит общие цифры в 4980 казнённых и 7000 арестованных. В соответствии с «древнегерманскими» законами о кровной вине (Sippenhaft) репрессиям подверглись и родственники заговорщиков: многие были арестованы и отправлены в концлагеря, а детей нацисты под новыми фамилиями помещали в детский дом (большинство из репрессированных членов семей заговорщиков пережили войну и смогли воссоединиться с отобранными детьми).

Был арестован генерал-полковник Франц Гальдер, один из немногих, кому посчастливилось пережить (хотя и в концлагере) окончание войны и выйти на свободу. Фельдмаршал фон Клюге отравился 19 августа под Мецем, опасаясь участи Вицлебена, после того как Гитлер отозвал его с фронта. В октябре покончил с собой и был торжественно похоронен Эрвин Роммель, командир Штауффенберга в Африке, на которого рассчитывали заговорщики, но степень реальной связи которого с ними неясна. Ещё один фельдмаршал, косвенно причастный к заговору, Федор фон Бок, избежал преследования, но пережил Гитлера только на четыре дня: он погиб 4 мая 1945 года, после того как его машина попала под обстрел английского штурмовика. 30 августа был повешен пытавшийся застрелиться Штюльпнагель, 4 сентября — Лендорф-Штейнорт и Фельгибель. 9 сентября к смертной казни приговорили пытавшегося скрыться и выданного хозяином гостиницы Гёрделера, однако его казнь откладывалась, предположительно из-за того, что его политический вес и авторитет в глазах запада могли быть полезны Гиммлеру на случай ведения мирных переговоров. 2 февраля он был повешен, в тот же день в тюрьме Плетцензее был повешен Попиц.

Следствием раскрытия заговора было усиление бдительности нацистов по отношению к вермахту: вооружённые силы были лишены относительной автономии от партии и СС, которой они пользовались раньше. 24 июля в армии вместо традиционного отдания воинского приветствия было введено как обязательное нацистское приветствие. Среди 200 казнённых был 1 фельдмаршал (Вицлебен), 19 генералов, 26 полковников, 2 посла, 7 дипломатов другого уровня, 1 министр, 3 государственных секретаря и начальник криминальной полиции рейха (группенфюрер СС и генерал-лейтенант полиции Артур Небе). Новые и новые процессы и казни шли практически безостановочно с августа 1944 по февраль 1945 года. 3 февраля 1945 года, на следующий день после казни Гёрделера и Попица, в здание Народного суда во время заседания попала американская бомба, и обрушившаяся с потолка балка убила Фрейслера. После гибели судьи процессы приостановились (12 марта был казнён Фридрих Фромм, чья измена лишь отсрочила казнь). Однако обнаружение в марте дневников Канариса с подробностями заговора в абвере привело его, Остера и их нескольких товарищей, против которых ранее не было прямых улик, на виселицу; 8 апреля их казнили в концлагере Флоссенбюрг, всего за 22 дня до гибели Гитлера.

Оценка

Участники заговора 20 июля считаются в современной Германии национальными героями, которые отдали свою жизнь во имя свободы; их именами названы улицы, им поставлены памятники. В памятные даты, связанные с покушением, проходят церемонии с участием высших лиц государства. В современной немецкой историографии заговор 20 июля рассматривается как важнейшее событие немецкого Сопротивления.

В то же время многие участники заговора не разделяли современные идеалы демократии, а представляли традиционный прусский националистический консерватизм и были критичны по отношению к Веймарской республике. Так, Штауффенберг в 1933 году поддержал Гитлера и даже в своей семье считался убеждённым национал-социалистом, Бек и Гёрделер были монархистами, а последний выступал и за сохранение довоенных территориальных приобретений.

nekropole.info

Заговор против Гитлера - это... Что такое Заговор против Гитлера?

Заговор 20 июля — заговор Германского Сопротивления, прежде всего военных вермахта, с целью убийства Гитлера, государственного переворота и свержения нацистского правительства. Кульминацией заговора стало неудачное покушение на жизнь Гитлера 20 июля 1944. Следствием неудачи заговора стала казнь большинства его участников и подавление движения Сопротивления.

Первые заговоры

Группы заговорщиков, планировавшие антинацистский переворот, существовали в вермахте и военной разведке (Абвере) с 1938, то есть ещё до начала Второй мировой войны, и имели одной из целей её предотвращение. Уже с этого времени в рядах решительных противников Гитлера появляются ключевые фигуры Сопротивления и 20 июля: генерал-полковник Людвиг Бек, будущий генерал-фельдмаршал Эрвин фон Вицлебен, подполковник абвера Ханс Остер. Однако Мюнхенское соглашение перечеркнуло первоначальные планы свержения Гитлера.

С 1941 года группа заговорщиков во главе с полковником Хеннингом фон Тресковом, племянником фельдмаршала Федора фон Бока, действовала в штабе Группы армий Центр на Восточном фронте, то есть одним из центров оппозиции Гитлеру был штаб Группы, наступавшей на Москву. После поражения в битве под Москвой Браухич и фон Бок были уволены. Несмотря на это, в штаб-квартире «Центра» в Смоленске сохранялась группа Сопротивления, созданная Тресковом, и о её деятельности знал новый командир, Ганс Гюнтер фон Клюге.

Многие попытки этой группы убить Гитлера не увенчались успехом. 13 марта 1943 года во время посещения Гитлером Смоленска Тресков и его адьютант, лейтенант резерва Фабиан фон Шлабрендорф подложили в его самолет бомбу, в которой не сработало взрывное устройство. Через восемь дней барон Рудольф-Кристоф фон Герсдорф хотел взорвать себя вместе с Гитлером на выставке трофейной советской техники в цейхгаузе в Берлине, но тот преждевременно покинул выставку, а фон Герсдорф едва успел деактивировать детонатор.

Планы переворота — операция «Валькирия»

Весной 1942 года генерал Фридрих Ольбрихт, контролировавший сеть информации армии резерва, приступил к разработке нового плана переворота, который в свою очередь опирался на штатный план «Валькирия», рассчитанный на случай чрезвычайных ситуаций и внутренних беспорядков. Согласно этому плану (утверждённому самим Гитлером) в случае потери связи с руководством страны армия резерва подлежала мобилизации. Ольбрихт предложил немедля после убийства Гитлера ввести «Валькирию» в действие, мобилизовать армию резерва, разоружить СС и арестовать прочее нацистское руководство. «Валькирию» нельзя было осуществить без командующего армией резерва — генерал-полковника Фридриха Фромма, который, как и многие другие высокопоставленные военные, был посвящен в планы заговорщиков, но занимал выжидательную позицию.

К середине 1943 года произошёл решительный перелом в ходе войны, стало ясно, что Германия её проиграет. Заговорщики в армии и их гражданские союзники окончательно пришли к необходимости убить Гитлера. После этого Бек должен был стать президентом, Гёрделер — канцлером, Вицлебен — верховным главнокомандующим, а новое правительство попытаться заключить мир с западными союзниками. Таким образом, появится возможность избежать наихудшего, по их мнению, варианта исхода войны — вторжения в Германию армии СССР.

В августе 1943 года Тресков познакомился с подполковником графом Клаусом фон Штауффенбергом, которому было суждено стать самым известным участником заговора (и непосредственным исполнителем покушения на Гитлера). Штауффенберг служил в Северной Африке в войсках Роммеля, был там тяжело ранен, имел националистически-консервативные взгляды. К 1942 Штауффенберг разочаровался в нацизме и был убеждён, что Гитлер ведёт Германию к катастрофе. Однако по религиозным убеждениям он поначалу не считал, что фюрера надо убить. После Сталинградской битвы, он решил, что оставить Гитлера в живых будет бо́льшим злом. Тресков писал Штауффенбергу: «Покушение должно произойти любой ценой (фр. coûte que coûte); даже если мы потерпим неудачу — надо действовать. Ведь практическая сторона дела уже ничего не значит; дело только в том, что германское сопротивление пошло на решительный шаг перед глазами мира и истории. По сравнению с этим все остальное значения не имеет».[1]

1 июля 1944 года Штауффенберг был назначен начальником штаба армии резерва, который находился на Бендлерштрассе в Берлине (так называемый Бендлерблок; ныне улица носит имя Штауффенбергштрассе). В этом качестве он мог присутствовать на военных совещаниях как в ставке Гитлера «Вольфшанце», так и в Бергхофе под Берхтесгаденом, и ему предоставилась естественная возможность лично застрелить или взорвать диктатора. Даже те заговорщики, которые отрицали террор из моральных соображений, поняли, что эта последняя возможность. В то же время заговорщики вошли в контакт с командующим оккупационными войсками во Франции генералом Штюльпнагелем, который должен был после убийства Гитлера взять власть во Франции в свои руки и начать переговоры с союзниками.

Штауффенберг трижды присутствовал на совещании у Гитлера, и трижды покушение было отложено — 6 и 11 июля в Бергхофе под Берхтесгаденом и 15 июля в «Вольфшанце» в Восточной Пруссии. Поначалу заговорщики хотели вместе с Гитлером убить также Геринга и Гиммлера, которые на этих трех совещаниях не присутствовали. Но затем от этих планов пришлось отказаться. 20 июля около 7:00 Штауффенберг отбыл на курьерском самолете на очередное совещание в «Вольфшанце» с твердым намерением убить Гитлера.

Фельдмаршал Эрвин фон Вицлебен

Покушение

В 10:15 на аэродроме в Растенбурге (Восточная Пруссия) приземлился курьерский самолет из Берлина. Генерал-майор Штифф, полковник Штауффенберг и обер-лейтенант фон Хафтен отправились в ставку фюрера. В одном портфеле у них были бумаги, а в другом — два пакета взрывчатки и три химических детонатора. Их достал Штифф, который поехал в Мауэрвальд.

Совещание у Гитлера было назначено на 13:00, но из-за визита Муссолини перенесено на 12:30. Незадолго до этого после предварительной беседы с фельдмаршалом Кейтелем Штауффенберг в присутствии адьютанта Хафтена активировал детонатор. Историки до сих пор задаются вопросом, почему не был использован второй пакет: считал ли Штауффенберг, что одного достаточно, или хотел тем самым сократить количество жертв?

Совещание проходило не в бункере фюрера, в котором проводились дополнительные укрепления (при взрыве в бетонном помещении шансы остаться в живых были бы равны нулю), а в деревянном бараке. Штауффенберг поставил портфель со взрывчаткой под стол и под предлогом телефонного разговора с Берлином вышел.

Взрыв произошёл в 12:42. Вскоре после этого Штауффенбергу и Хафтену удалось покинуть зону оцепления № 1, так как у них были действительные документы. В 12:45 обе зоны оцепления были закрыты.

Из 24 человек, присутствовавших на совещании, четверо скончалось, а остальные получили ранения различной степени тяжести. Гитлер выжил, тогда как его одежду разорвало в клочья. По одним данным, взрывную волну смягчил массивный дубовый стол. По другой версии, один из офицеров переставил упавший портфель подальше от Гитлера. Однако Штауффенберг, услышав взрыв и увидев пламя и дым в бараке, счёл, что Гитлер убит.

Около 13:00 Штауффенберг и Хафтен покинули «Вольфшанце». По пути на аэродром Хафтен выбросил второй пакет взрывчатки, который позднее был обнаружен гестапо.

В 13:15 самолёт вылетел в Рангсдорф под Берлином. Генерал войск связи Эрих Фельгибель отправил заговорщикам в Берлин следующее сообщение: «Произошло что-то ужасное: фюрер жив». Тем не менее в «Вольфшанце» была организована информационная блокада. Однако линии связи, зарезервированные для СС, остались нетронутыми, и уже в это время министру пропаганды Геббельсу стало известно о попытке покушения на Гитлера.

Около 15:00 начальник штаба связи генерал-лейтенант Фриц Тилле сообщил заговорщикам в Бендлерблоке о противоречивых сведениях из ставки фюрера. Тем временем, прилетев в Рангсдорф, Штауффенберг позвонил Ольбрихту и сообщил ему о том, что убил Гитлера. Ольбрихт не знал, кому верить. В этот момент с «Вольфшанце» была снята информационная блокада, и уже полным ходом шло расследование покушения на Гитлера.

В 16:00 Ольбрихт, преодолев сомнения, всё же отдал приказ о мобилизации в соответствии с планом «Валькирия». Однако генерал-полковник Фромм позвонил в ставку фельдмаршалу Вильгельму Кейтелю, который заверил его, что с Гитлером всё в порядке и спросил, где находится Штауффенберг. Фромм понял, что в «Вольфшанце» уже известно, куда ведут следы, и ему придется отвечать за действия своих подчиненных.

Провал

Ремер даёт интервью Паулю Кнуве в связи с событиями Июльского заговора

В 16:30 Штауффенберг и Хафтен наконец прибыли в Бендлерблок. Ольбрихт, Квирнхайм и Штауффенберг сразу же отправились к генерал-полковнику Фромму, который должен был подписать приказы, отданные по плану «Валькирия». Фромм уже знал, что Гитлер жив, он попытался их арестовать и сам был посажен под арест. В этот момент в войска были отправлены первые приказы, которые по ошибке получила и ставка Гитлера «Вольфшанце». В городской комендатуре Берлина комендант города генерал-лейтенант Пауль фон Хазе провел оперативное совещание.

В 17:00 командир охранного батальона «Großdeutschland» майор Отто-Эрнст Ремер, вернувшись из комендатуры, поставил задачу перед личным составом, который в соответствии с планом «Валькирия» должен был оцепить правительственный квартал. Вскоре после 17:00 по радио было передано первое сообщение о неудачной попытке покушения на Гитлера (следующее сообщение в 18:28 обошло весь мир).

Подразделения пехотной школы в Деберице под Берлином были приведены в полную боевую готовность, преподаватель тактики майор Якоб получил приказ со своей ротой занять Дом радио.

В 17:30 Геббельс объявил тревогу в учебном подразделении 1-й дивизии Лейбштандарте-СС «Адольф Гитлер», которое было приведено в состояние повышенной боевой готовности. Однако министр пропаганды хотел во что бы то ни стало избежать вооруженного конфликта между СС и частями вермахта.

Около 18:00 рота майора Якоба заняла Дом радио, который, тем не менее, продолжал вещание.

Между 18:35 и 19:00 после оцепления правительственного квартала майор Ремер направился в министерство пропаганды к Геббельсу, которого он должен был арестовать. Но у него возникли сомнения. Тем временем командующий войсками в оккупированной Франции генерал Штюльпнагель отдал приказ об аресте представителей СС, СД и Гестапо в Париже (подобные аресты были с успехом проведены также в Вене и Праге).

Двор штаба резерва сухопутных войск, где по приказу Фридриха Фромма были расстреляны Штауффенберг, Ольбрихт, Хафтен и фон Квирнхайм

Около 19:00 Геббельс попросил связать его с Гитлером и передал трубку майору Ремеру, чтобы тот убедился в том, что фюрер жив. Гитлер приказал Ремеру взять ситуацию в Берлине под контроль. После разговора с Гитлером Ремер развернул в служебной квартире Геббельса командный пункт и привлек на свою сторону дополнительные подразделения. Вышедшие из Крампница для поддержки заговорщиков учебные танковые части получили приказ подавить мятеж генералов. Генерал-полковник в отставке Людвиг Бек в телефонном разговоре с генерал-фельдмаршалом фон Клюге попытался привлечь того на сторону заговорщиков.

В 19:30 из Цоссена в Бендлерблок приехал генерал-фельдмаршал Вицлебен и отчитал Ольбрихта и Штауффенберга за неуверенные действия и упущенные возможности. Тем временем фельдмаршал фон Клюге, главнокомандующий на Западе, получив точные известия о том, что фюрер жив, отказался поддержать заговорщиков и снял Штюльпнагеля со своего поста.

В 22:30 в Париже вермахт начал аресты СС и СД. Это оказалась самая успешная операция 20 июля: без единого выстрела было арестовано 1200 человек. (Ночью всех пришлось выпустить на свободу, а операцию объявить военными учениями.)

Около 23:00 в Бендлерблоке ситуацией овладел освобождённый Фромм. С целью избавиться от свидетелей и спасти собственную жизнь он приказал арестовать и расстрелять главных заговорщиков. Генерал-полковник в отставке Бек получил возможность застрелиться, но после двух неудачных попыток один фельдфебель сделал выстрел из милосердия.

В 00:10 21 июля генерал от инфантерии Ольбрихт, полковник Квирнхайм, полковник Штауффенберг и обер-лейтенант Хафтен были расстреляны во дворе Бедлерблока.

Решающую роль в провале сыграл не только случай, спасший Гитлера, но и целый ряд серьёзных просчётов и половинчатых мер заговорщиков, а также выжидательная позиция многих из них.

Репрессии против участников заговора

Ворота тюрьмы Плётцензее (улица ныне носит имя Ольбрихта)

Роланд Фрейслер, председатель Народной судебной палаты

Следствием раскрытия заговора было усиление бдительности нацистов по отношению к вермахту: вооружённые силы были лишены относительной автономии от партии и СС, которой они пользовались раньше. 24 июля в армии было введено как обязательное нацистское приветствие, вместо традиционного отдания чести.

В ближайшие недели гестапо провело подробнейшее расследование дела. Все, кто имел хоть малейшее отношение к главным персонажам событий 20 июля, были арестованы или допрошены. Во время обысков были обнаружены дневники и переписка участников заговора: вскрылись предыдущие планы переворота и убийства фюрера; начались новые аресты упоминаемых там лиц. Был арестован и генерал-полковник Франц Гальдер, один из немногих, кому посчастливилось пережить (хотя и в концлагере) окончание войны и выйти на свободу. В соответствии с «древнегерманскими» законами о кровной вине (Sippenhaft) репрессиям подверглись и родственники заговорщиков (практически все они, кроме расстрелянного брата Штауффенберга — который, впрочем, и сам состоял в заговоре — пережили войну и смогли воссоединиться с отобранными детьми). 21 июля Тресков покончил с собой, имитировав гибель в бою: он подорвал себя гранатой на польском фронте под Белостоком и был похоронен как погибший офицер на родине (затем его тело вырыли из могилы и сожгли). На другом фронте — Западном — фельдмаршал Клюге, «умный Ганс» отравился 19 августа под Мецем, опасаясь участи Вицлебена, после того как Гитлер отозвал его с фронта. В октябре покончил с собой и был торжественно похоронен Эрвин Роммель, командир Штауффенберга в Африке, на которого рассчитывали заговорщики, но степень реальной связи которого с ними неясна. Ещё один фельдмаршал, косвенно причастный к заговору, Федор фон Бок, избежал преследования, но пережил Гитлера только на четыре дня: он погиб 4 мая 1945 года после того как его машина попала под обстрел английского штурмовика.

Лишь немногие из заговорщиков пытались бежать или отрицать вину. Над ними были учинены показательные процессы в Народной судебной палате (нем. Volksgerichtshof) под председательством Роланда Фрейслера, сочетавшего в своей особе судью и прокурора. Было арестовано 5000 человек[2] и около 200 казнено[3]. При этом не все имели отношение к делу 20 июля — гестапо часто сводило старые счёты. По приказу Гитлера большинство осуждённых казнили не на гильотине, как гражданских преступников, и не через расстрел, как военных — их вешали на рояльных струнах, прикреплённых к крюку мясника на потолке, в тюрьме Плётцензее. В отличие от обычного повешения, смерть наступала не от перелома шеи при падении и не от сравнительно быстрой асфиксии, а от растягивания шеи и медленного удушения. Эти казни снимались на киноплёнку под свет софитов. Возможно, фильмы потом демонстрировались в ставке Гитлера[4]; напротив по данным его адъютанта от Люфтваффе фон Белова, Гитлер не отдавал приказа вести съёмки и смотрел фотографии казнённых, которые ему приносил адьютант от СС Фегеляйн, с неохотой[5]. Эти съемки не сохранились (в отличие от киноматериалов о показательных судебных процессах).

8 августа был повешен 63-летний Вицлебен, 30 августа — пытавшийся застрелиться Штюльпнагель, 4 сентября — Лендорф-Штейнорт и Фелльгибель. 9 сентября к смертной казни приговорили пытавшегося скрыться и выданного хозяином гостиницы Гёрделера, однако гестапо ещё полгода подвергало его пыткам, чтобы выведать сообщников среди гражданского населения. 2 февраля ему отсекли голову, в тот же день в тюрьме Плетцензее был повешен Попиц.

Среди 200 казнённых был 1 фельдмаршал (Вицлебен), 19 генералов, 26 полковников, 2 посла, 7 дипломатов другого уровня, 1 министр, 3 государственных секретаря и шеф криминальной полиции рейха («Крипо», одного из управлений РСХА) группенфюрер СС/генерал-лейтенант полиции Артур Небе. Новые и новые процессы и казни шли практически безостановочно с августа по февраль. 3 февраля 1945, на другой день после казни Гёрделера и Попица, в здание Народного суда во время заседания попала американская бомба, и обрушившаяся с потолка балка убила Фрейслера. После гибели судьи процессы приостановились (12 марта был казнён Фридрих Фромм, чья измена лишь отсрочила казнь). Однако открытие в марте дневников Канариса с подробностями заговора в Абвере привело его, Остера и ещё несколько их товарищей, против которых ранее не было прямых улик, на виселицу; 8 апреля их казнили в концлагере Флоссенбюрг, всего за 22 дня до гибели Гитлера.

Заговор и современность

Участники заговора 20 июля являются в современной Германии национальными героями; их именами названы улицы, им поставлены памятники. Нередко в речах официальных лиц и СМИ Германии Штауффенберг и его единомышленники предстают поборниками демократии и прав человека, погибшими за их ценности. В действительности большинство участников заговора представляли традиционный прусский националистический консерватизм, иногда с монархическим уклоном (и были критичны по отношению к Веймарской республике), многие из них в общем поддерживали Вторую мировую войну и агрессивную политику Германии (но выступали против методов её ведения, ошибок Гитлера на втором её этапе и т. п.).

См. также

Источники

  • Joachim Fest, Plotting Hitler’s Death: The German Resistance to Hitler 1933—1945 (English edition Weidenfeld & Nicolson, 1996)
  • Ian Kershaw Hitler 1889—1936: Hubris (W.W.Norton, 1998)
  • Ian Kershaw Hitler 1936—1945: Nemesis (W.W.Norton, 2000)
  • Roger Manvell, Heinrich Frankel. The Canaris Conspiracy: The Secret Resistance to Hitler in the German Army (1969).

Фильмы

Примечания

  1. ↑ Joachim Fest, Plotting Hitler’s Death: The German Resistance to Hitler 1933—1945, 236
  2. ↑ По данным гестапо 7000; ср. William L. Shirer Rise and Fall of the Third Reich, ch. 29
  3. ↑ Ian Kershaw, Hitler 1936—1945: Nemesis, 693
  4. ↑ [Комментарий] // М. И. Васильчикова. Берлинский дневник; Энциклопедия Третьего рейха, ст. «Июльский заговор»
  5. ↑ Н. фон Белов. Я был адъютантом Гитлера

Wikimedia Foundation. 2010.

dic.academic.ru


Смотрите также