Заговор от пуль


Заговор от пуль

- 961

Эту историю, произошедшую с ним в годы Великой Отечественной войны, рассказал мне бывший солдат РККА Тимофей. Фамилию свою он просил не называть.

- В 1944 году меня ранило, - начал свою историю Тимофей. - Я пролежал больше месяца в госпитале, а потом вернулся в часть с не зажившей до конца раной. Произошло это как раз перед сражением за Ужгород.

После боя каждый солдат вообще измучен, измят - такое ощущение, будто его тело побывало в мясорубке. Но мне было совсем плохо: поднялась температура, страшно болела не долеченная в госпитале рука, я почти не мог ею двигать.

Обратился к санитару, рассказал про свою беду, показал рану. Он вскрикнул:

- Да тут такое нагноение пошло, немедленно в госпиталь!

- Может, обойдется?

- Да ты что, тут серьезные лекарства нужны. А у меня ничего нет, кроме перевязочных пакетов.

Что поделаешь, надо идти в полевой госпиталь. Доложил командиру и попросил, чтобы меня проводил друг и земляк Юрий: у меня поднялся сильный жар, я боялся потерять сознание. Ходу до госпиталя было минут двадцать.

Проходили мы через какое-то село, названия теперь не помню, а возле калитки одного домика старушка стоит. Мы с ней поздоровались. Она меня спрашивает:

- Что, в госпиталь идешь?

- Да, - говорю.

- Зайдите в дом, я вас чайком горяченьким напою.

Я и мой друг засомневались. Вроде бы не положено чаи распивать... Но ноги будто сами понесли нас за старушкой.

Бабушка подала нам стулья и разлила по кружкам чай. Такой аромат наполнил комнату, вкуснее его я в жизни ничего не слыхал. Подала еще и два маленьких пирожка. И говорит:

- Сыночки, я знала, что вы будете идти, для вас испекла.

Мы молча переглянулись. Решили, что старушка сумасшедшая. Она правильно истолковала наше неловкое молчание:

- Да-да, знала. Хотите, назову вам номер вашей части?

И действительно назвала! Правда, мы, чтобы не выдать военной тайны, сказали, что она ошиблась. Старушка понимающе улыбнулась:

- Ну раз секрет, пусть будет, что ошиблась.

Потом мне говорит:

- Снимай гимнастерку, рану тебе полечу, а то и кружку не сможешь скоро держать.

Бабушка промыла рану черным, как раствор смолы, чаем, посыпала порошком из трав, пошептала что-то. Никогда в жизни я не поверил бы, что такое возможно, но не прошло и пяти минут, как мне стало легче. Вскоре рана совсем перестала болеть, руку отпустило, я смог ею двигать.

- Ну что, перестало болеть? - спрашивает старушка. И, дождавшись моего кивка, улыбается: - А теперь вставайте, заговорю вас, мальчики, чтоб пуля не брала.

Взяла старушка свечку и стала водить сначала вокруг меня, а потом и вокруг Юры. Что-то шептала при этом. Когда закончила, сказала, что нас больше не ранит, потому как мы уже заговоренные. Рассказала и будущее наше - сколько нам жить, сколько детей будет у нас. Даже имена наших будущих жен назвала. А мне говорит:

- Дочь свою ты должен назвать Софией.

Я кивнул. Потом мы ее поблагодарили и спросили имя.

- Вандой, меня звать Вандой, - ответила она.

Выходя из дома, мы ей низко поклонились, еще раз поблагодарили:

- Большое тебе спасибо, мать Ванда.

- Не за что, и так много душ война забрала, пусть еще хоть две будут спасены от смерти.

Пошли мы с Юрой обратно. Договорились, что про Ванду никому не будем рассказывать. Все равно никто не поверит, да и как бы неприятность какая у старушки не вышла.

Пришли в часть, доложили командиру о возвращении. Он спросил, что в госпитале делали. Я ответил, что рану промыли, какой-то мазью смазали и отправили назад. Одного только боялся - как бы командир не заставил санитара проверить рану. Но ему такая дурь и в голову не пришла.

Сражались мы с Юрой до самого конца войны, и ни разу нас не ранило. Причем несколько раз я слышал, как пуля об мое тело звенит и отлетает. Даже иногда думал: а может, я железный? Точно так же говорил и Юра. Рана моя после лечения бабы Ванды зажила, остался только маленький рубчик, а сначала был шрам чуть ли не на полплеча.

Пришли мы с фронта, женились. Имена наших жен баба Ванда точно назвала. И с числом детей, как позже выяснилось, угадала. Дочь я, конечно, как обещал, назвал Софией.

Сколько времени прошло с тех пор, бабы Ванды наверняка давным-давно нет. Я уже и сам старый дед, а до сих пор помню аромат того чая и ощущение, когда пуля бьет в твое тело.

Марий ИВАНИВ, с. Либохора Львовской обл.

slawa.su

От пуль

 Заговоры, обереги, ритуалыЛузина Лада

На острове на Буяне, на море-Окияне стоит красна девица, ухмыляется, перед всеми людьми похваляется, что она ратных дел царица, на все потехи мастерица - бить и убивать, страшные боли причинять, кровь пускать, другу и недругу спуску не давать. В правой руке она держит колчан со стрелами, в левой - пули свинцовые, в ногах рассыпана дробь, аки бисер, на голове ее медная шапка, на груди чугунные латы. О вы, пули и ядра, и мелкая всякая дробь, стрелы острые, луки меткие, попадайте вы в грудь сырой земли, в волны морские кипучие, в облака плывучие, а меня, раба Божьего (имя), не касайтесь, я закален, заговорен, стенами крепкими окружен, не взять меня, не достать вам меня, грудь моя в панцире, сам я в латах и бронях заповедных, а кругом меня тьма орудий победных. Заговор мой тем кончаю, что его я крепко-накрепко невидимым замком запираю и ключ от замка в Окиян-море бросаю, там будет лежать под горючим камнем Алатырем отныне и довеку. Аминь.

Следующая глава

Заговор от пуль и дроби На острове Буяне, на море-океане стоит красна девица, ухмыляется, пред всеми людьми похваляется, что она ратных дел царица, на все потехи мастерица, бить и убивать, страшные боли причинять, кровь пускать, другу и недругу спуску не давать. В правой

Обережный заговор от пуль свинцовых, медных, каменных Заговор этот необходимо знать солдатам, мужчинам и женщинам, работающим в правоохранительных органах и т. п. Слова заговора следующие: В высоком терему, в понизовском, За рекою Волгою стоит красная девица, Стоит

От пуль свинцовых, медных, каменных В высоком терему, в понизовском, за рекою Волгою стоит красная девица, стоит покра-шается, добрым людям похваляется, ратным делом красуется. В правой руке держит пули свинцовые, в левой – медные, а в ногах – каменные. Ты, красна девица,

От пуль На острове на Буяне, на море-Окияне стоит красна девица, ухмыляется, перед всеми людьми похваляется, что она ратных дел царица, на все потехи мастерица - бить и убивать, страшные боли причинять, кровь пускать, другу и недругу спуску не давать. В правой руке она держит

От пуль свинцовых, медных, каменных В высоком терему, в понизовском, за рекою Волгою, стоит красная девица, стоит, покрашается, добрым людям похваляется, ратным делом красуется. Во правой руке держит пули свинцовые, во левой медные, а в ногах каменные. Ты, красная девица,

esoterics.wikireading.ru

Заговор от пуль

Эту историю, произошедшую с ним в годы Великой Отечественной войны, рассказал мне бывший солдат РККА Тимофей. Фамилию свою он просил не называть.

- В 1944 году меня ранило, - начал свою историю Тимофей. - Я пролежал больше месяца в госпитале, а потом вернулся в часть с не зажившей до конца раной. Произошло это как раз перед сражением за Ужгород.

После боя каждый солдат вообще измучен, измят - такое ощущение, будто его тело побывало в мясорубке. Но мне было совсем плохо: поднялась температура, страшно болела не долеченная в госпитале рука, я почти не мог ею двигать.

Обратился к санитару, рассказал про свою беду, показал рану. Он вскрикнул:

- Да тут такое нагноение пошло, немедленно в госпиталь!

- Может, обойдется?

- Да ты что, тут серьезные лекарства нужны. А у меня ничего нет, кроме перевязочных пакетов.

Что поделаешь, надо идти в полевой госпиталь. Доложил командиру и попросил, чтобы меня проводил друг и земляк Юрий: у меня поднялся сильный жар, я боялся потерять сознание. Ходу до госпиталя было минут двадцать.

Проходили мы через какое-то село, названия теперь не помню, а возле калитки одного домика старушка стоит. Мы с ней поздоровались. Она меня спрашивает:

- Что, в госпиталь идешь?

- Да, - говорю.

- Зайдите в дом, я вас чайком горяченьким напою.

Я и мой друг засомневались. Вроде бы не положено чаи распивать... Но ноги будто сами понесли нас за старушкой.

Бабушка подала нам стулья и разлила по кружкам чай. Такой аромат наполнил комнату, вкуснее его я в жизни ничего не слыхал. Подала еще и два маленьких пирожка. И говорит:

- Сыночки, я знала, что вы будете идти, для вас испекла.

Мы молча переглянулись. Решили, что старушка сумасшедшая. Она правильно истолковала наше неловкое молчание:

- Да-да, знала. Хотите, назову вам номер вашей части?

И действительно назвала! Правда, мы, чтобы не выдать военной тайны, сказали, что она ошиблась. Старушка понимающе улыбнулась:

- Ну раз секрет, пусть будет, что ошиблась.

Потом мне говорит:

- Снимай гимнастерку, рану тебе полечу, а то и кружку не сможешь скоро держать.

Бабушка промыла рану черным, как раствор смолы, чаем, посыпала порошком из трав, пошептала что-то. Никогда в жизни я не поверил бы, что такое возможно, но не прошло и пяти минут, как мне стало легче. Вскоре рана совсем перестала болеть, руку отпустило, я смог ею двигать.

- Ну что, перестало болеть? - спрашивает старушка. И, дождавшись моего кивка, улыбается: - А теперь вставайте, заговорю вас, мальчики, чтоб пуля не брала.

Взяла старушка свечку и стала водить сначала вокруг меня, а потом и вокруг Юры. Что-то шептала при этом. Когда закончила, сказала, что нас больше не ранит, потому как мы уже заговоренные. Рассказала и будущее наше - сколько нам жить, сколько детей будет у нас. Даже имена наших будущих жен назвала. А мне говорит:

- Дочь свою ты должен назвать Софией.

Я кивнул. Потом мы ее поблагодарили и спросили имя.

- Вандой, меня звать Вандой, - ответила она.

Выходя из дома, мы ей низко поклонились, еще раз поблагодарили:

- Большое тебе спасибо, мать Ванда.

- Не за что, и так много душ война забрала, пусть еще хоть две будут спасены от смерти.

Пошли мы с Юрой обратно. Договорились, что про Ванду никому не будем рассказывать. Все равно никто не поверит, да и как бы неприятность какая у старушки не вышла.

Пришли в часть, доложили командиру о возвращении. Он спросил, что в госпитале делали. Я ответил, что рану промыли, какой-то мазью смазали и отправили назад. Одного только боялся - как бы командир не заставил санитара проверить рану. Но ему такая дурь и в голову не пришла.

Сражались мы с Юрой до самого конца войны, и ни разу нас не ранило. Причем несколько раз я слышал, как пуля об мое тело звенит и отлетает. Даже иногда думал: а может, я железный? Точно так же говорил и Юра. Рана моя после лечения бабы Ванды зажила, остался только маленький рубчик, а сначала был шрам чуть ли не на полплеча.

Пришли мы с фронта, женились. Имена наших жен баба Ванда точно назвала. И с числом детей, как позже выяснилось, угадала. Дочь я, конечно, как обещал, назвал Софией.

Сколько времени прошло с тех пор, бабы Ванды наверняка давным-давно нет. Я уже и сам старый дед, а до сих пор помню аромат того чая и ощущение, когда пуля бьет в твое тело.

Марий ИВАНИВ, с. Либохора Львовской обл.

Ведунья, знахарка, заговор, Знахарь

paranormal-news.ru

Обережный заговор от пуль свинцовых, медных, каменных

 Заговоры сибирской целительницы. Выпуск 02Степанова Наталья Ивановна

Обережный заговор от пуль свинцовых, медных, каменных

Заговор этот необходимо знать солдатам, мужчинам и женщинам, работающим в правоохранительных органах и т. п. Слова заговора следующие:

В высоком терему, в понизовском,

За рекою Волгою стоит красная девица,

Стоит покрашается,

Добрым людям похваляется,

Ратным делом красуется.

В правой руке держит пули свинцовые,

В левой – медные, а в ногах – каменные.

Ты, красна девица, отбери ружья:

Турецкие, татарские, немецкие,

Черкасские, русские, мордовские -

Всяких языков и супостатов.

Заколоти ты своей невидимой силой

Ружья вражьи.

Будут ли стрелять из ружья,

И их пули были бы не в пули,

А пошли бы эти пули во сыру землю,

Во чисто поле.

А был бы я на войне цел и невредим,

И мой конь был бы цел и невредим,

А была бы моя одежда крепче панциря.

Замыкаю свои приговорные словеса замком,

А ключ кидаю в океан-море,

Под горюч камень алатырь.

И как морю не высыхать, камня не видать,

Ключей не доставать,

Так меня пулям не убивать

До моего живота по конец века.

Следующая глава

Обережный заговор для жениха Перед тем как молодой пойдет в дом невесты, чтобы забрать ее на венчание, мать жениха должна перекрестить его и сказать: Небесной высоты не достать, Небесной красоты не забрать. Так и у моего сына никто не убавит И ничего ему не прибавит. Во

Обережный заговор для невесты Этот заговор читают над водой, которой затем умывают невесту перед тем, как та отправиться в церковь. Заговорные слова такие: Едет моя дочь со двора во двор, На ее подоле Божий затвор. Никто того затвора не повредит, Никто оберега моего не

Обережный заговор от пули Из письма:

Заговор от пуль и дроби На острове Буяне, на море-океане стоит красна девица, ухмыляется, пред всеми людьми похваляется, что она ратных дел царица, на все потехи мастерица, бить и убивать, страшные боли причинять, кровь пускать, другу и недругу спуску не давать. В правой

Обережный заговор на ваш клад Заговаривают потайное место босиком, без заколок, булавок и креста. Взять вашего никто не сможет, а если кто со специальным заклинанием все-таки умудрится взять, тот во сто раз больше взятого потеряет и поплатится самым дорогим. Строю я

Обережный заговор от яда Чего только в жизни не бывает, поэтому, если вам непременно нужно посетить дом, хозяева которого настроены враждебно и вы им не доверяете, прочитайте перед выходом такой обережный заговор: Иду туда, где ангела два крыла. Одним крылом умоюсь, А

Заговор обережный Во имя Отца и Сына и Святого Духа. В сочельник Иисус Христос родился, на небе свет новой звезды появился. Ирод убить Иисуса Христа пытался и за это в аду оказался. Понтий Пилат поднял Христа на крест, но Господь Бог на третьи сутки из гроба воскрес. Так

От пуль свинцовых, медных, каменных В высоком терему, в понизовском, за рекою Волгою стоит красная девица, стоит покра-шается, добрым людям похваляется, ратным делом красуется. В правой руке держит пули свинцовые, в левой – медные, а в ногах – каменные. Ты, красна девица,

Обережный заговор для тех, кто в тюрьме Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь. Стоит Понтий Пилат с ключами, Стоят бесы-злыдни со злыми очами. Стоит людская толпа, Ждет казни Иисуса Христа. И кто из той толпы по Христу слезы прольет, Того ни один злыдень не тронет И ни один

Обережный заговор для знахаря Каждый знахарь должен заботиться о своем здоровье и читать необходимые обереги, чтобы не перетянуть на себя чужие беды и болезни. Вот, например, один такой обережный заговор. В Вербное воскресенье натощак съешьте три почки вербы и, запив их

Обережный заговор для пожарного Эти слова следует говорить каждый раз перед тем, как пойти на работу. Не тлеть, не гореть, В огне не умереть. Аминь.

От пуль свинцовых, медных, каменных В высоком терему, в понизовском, за рекою Волгою, стоит красная девица, стоит, покрашается, добрым людям похваляется, ратным делом красуется. Во правой руке держит пули свинцовые, во левой медные, а в ногах каменные. Ты, красная девица,

Обережный заговор для солдата Этот обережный заговор брали с собой на фронт и в походы солдаты, и он их сберегал. Не будет он лишним и в вашем доме. Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь. Стану я, благословясь, Ступлю из дома, перекрестясь. Иду я (имя) за правое дело, за

esoterics.wikireading.ru


Смотрите также